На краю памяти

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Кузнецов И. Жили-были на войне 

Эту книгу Исай Кузнецов составил в последние годы жизни из своих военных рассказов и воспоминаний. Книга может быть мало известна широкому кругу читательской публики, но она неординарна и необыкновенна по силе воздействия, хотя у кого-то может вызвать резкую критику и неприятие.    В сборник включены и его мемуарные записки «До и после» - о предвоенной и послевоенной молодости, о друзьях – Зиновии Гердте, Александре Галиче, Борисе Слуцком, Михаиле Львовском, Всеволоде Багрицком, Давиде Самойлове.

Автор в 1941 году ушёл на фронт и служил в понтонных частях, с которыми дошёл до Дрездена. Исай Кузнецов сержант 3-й понтонно-мостовой бригады навёл свой мост над рекой жизни, жизни на войне, жизни без прикрас, без героических подвигов, без батальных сцен масштабных сражений, но очень страшной в своей обыденности. Писатель честно передает виденное им на войне, не желая приукрашать действительность, пишет о том, что подвиги могут быть «некрасивыми» и непоэтичными, что герои не всегда ведут себя нравственно. Отважные, честные, добрые, неплохие люди в определённых ситуациях могут совершать ужасные поступки (трагическая противоречивость человеческой натуры) и это ранит, порой куда больше, чем эпизоды кровопролитных боёв. Не рекомендую читать книгу тем, кто ждёт описание героических подвигов, высоких чувств, уж больно порой нелицеприятны, пережитые, или увиденные автором эпизоды из жизни на войне.

О подвигах понтонёров написано, наверное, совсем немного, мне вот попалась первая книга. «Какой такой немыслимый подвиг мог совершить понтонёр, безоружный человек, беззащитный перед врагом, поливающим его снарядами, минами, бомбами. Он мог только работать. Под бомбёжкой, под обстрелом, раненый, почти умирающий… и умирать тут же на мосту, который сам строил».

Каждый рассказ сборника оставил свой след после прочтения, некоторые («Победитель», «Джин», «Пленные», «Такая хреновина», «Женщина») ещё долго не отпускали меня, заставляя вновь и вновь возвращаться и обдумывать прочитанное.

Заканчивает Исай Кузнецов книгу словами о том, что всё пережитое на войне живёт в его памяти, и уйдёт, исчезнет вместе с ним. Он говорит, что даже его собственные записи не в силах восстановить и сохранить те мгновения войны, что они пережили. Может быть и так, и это только их мгновения непередаваемые на бумаге, однако всё написанное Исаем Кузнецовым оставило в моей душе: боль, сожаленье, горечь от утрат и масштаба постигшей нас трагедии…, радость за Победу, благодарность всем вынесшим тяготы страшной войны на своих плечах.

Цитаты из рассказов, дают повод для размышлений лучше любых моих слов.

«На дороге» (Мысли пленного немецкого солдата о справедливости)

 - Вы не находите, - спросил он, - что судьба немецкого народа трагична?

- Трагична? – переспросил я, решив, что неправильно его понял.

- Да трагична, подтвердил он. - Разве справедливо, что умный, трудолюбивый, работящий народ должен жаться на крохотном клочке земле, в то время как на востоке колоссальные пространства лежат необжитые, незаселённые?

-И поэтому их надо завоевывать?

Немец покачал головой:

- Нет, я так не думаю. Война ужасна. Но должно ведь существовать какое-то решение этого вопроса!

 «Десятое мая» (Встреча ветеранов через много лет после окончания войны)

«Охотников помнил другую войну, не ту что Генка. Та война поражала устойчивым, сложившимся, будто навсегда, бытом, устойчивым и даже однообразным. Смерть, кровь, ранения, потери друзей и непрерывная смена географических названий, новые места, новые люди, прибывающие в часть, чтобы в какой-то момент уйти, упасть на землю - ранеными или убитыми, всё это было так же естественно, как завтрак, обед, сон, холод или жара…».

«Женщина» (Встретив бросивших передовую солдат своей дивизии, среди которых старший по званию - молоденький лейтенант, генерал принимает решение, которое немедленно исполняют)

«Высокий, плотный, средних лет человек в генеральском мундире не смотрел в сторону убитого. Задумчиво глядя на противоположный берег, он натягивал на руку белую перчатку. Может быть, думал об этом мальчике, а может – о себе, о тяжелой и грозной ответственности военачальника, о неизбежности, а порой и необходимости таких решений, которые кому-то кажутся и несправедливыми, и жестокими… Или о том, что там, за Днестром, полегло много таких же молодых ребят, но что эта, пусть и незаслуженная, смерть принесет для победы больше, чем те, на поле боя, во время унизительного, позорного отступления, нет – бегства его дивизии. Он отдал какое-то приказание и пошел прочь – подтянутый, по-своему даже красивый, уверенный в своей правоте». 

Самедова Наталья

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube