История 20 века

 
 

Библиотечные страницы

Свердловск. Площадь имени 1905 года. Массивное пятиэтажное здание горсовета. На его левом фронтоне — барельефы выдающихся уральских коммунаров, отдавших свои жизни за победу в гражданской войне. Среди них - суровый профиль Владимира Азина, руководителя боев за освобождение столицы Урала от колчаковцев.

В годы гражданской войны на Урале было немало талантливых военных деятелей. На ряду с именами В. К. Блюхера,Н. В. Васильева, И. М. Малышева, П. Д. Хохрякова с постоянной любовью и восхищением произносилось имя «железного начдива» Владимира Азина. Воспитанный Коммунистической партией, всецело преданный делу революции, В. М. Азин отличался незаурядным военным дарованием. Он один из первых командиров понял огромное значение указаний ЦKРКП (б) о необходимости создания массовой регулярной армии для защиты власти Советов и энергично претворял эти указания в жизнь.

Обладая необычайным мужеством и стойкостью, он сумел воспитать в своих бойцах такое революционное мужество, что они наголову разбивали вражеские корпуса, вооруженные Антантой по последнему слову тогдашней техники. Пленные колчаковские солдаты признавались, что их начальство боялось Азина, «как черт ладана».

Города Казань, Мамадыш, Мензелинск, Сарапул, Ижевск, Воткинск, Красноуфимск - вот боевой путь азинской дивизии до Екатеринбурга.

«Как рассказать Азина? — пишет о нем комиссар Волжской военной флотилии Лариса Рейснер. — Он — часовые, притаившиеся вдоль полотна, он — душный, жаркий вагон 3-го класса, залитый светом сальных свечей, он — в непролазном дыму папирос, в тревожной бессоннице штаба... Он — изорванные карты на липких, чаем и чернилами залитых столах. Он — черный шнур полевого телефона, висящий на  мокрых от росы ночных кустах, охраняемый одеревенелыми от холода, сна и боязни уснуть часовыми... Разве такого, как Азин, расскажешь??.

С жизнью и творчеством одного из лучших сынов революции, чей военный и организаторский талант блеснул в созвездии имен таких народных героев, как Чапаев. Шорс, Лазо, помогут познакомить книги:  «Полководцы гражданской войны» (раздел Владимир Азин) и С. Захаров - "Владимир Азин"

Г. БУЛАТОВА, заведующая юношеским абонементом городской библиотеки.

//Вперед. - 1975 . - 25 сент. - С. 2

«…Когда человечество пробуждалось в это утро, оно еще, конечно, не знало, что грядущему дню суждено войти в историю на вечные времена… С утра только и было примечательного, что весна еще спорила с отзимками: то валил снег, то солнце растапливало его…», - так описывала Ачитская газета «Новый путь» утро 12 апреля 1961 года. И вдруг по радио объявили: «Советские люди запустили в космос спутник «Восток», на борту корабля находится человек!». Надо ли говорить о том, какой радостью и гордостью в этот день, было переполнено сердце каждого человека за свою страну, за свою любимую Родину!

Научный сотрудник отдела использования архивных документов и НСА Государственного архива в г. Красноуфимске Л. Лукоянова предоставила редакции газете Вперед архивный материал, как красноуфимцы встретили событие о полете человека в космос.

«Сбылось то, о чем мечтало человечество, запущен в космос человек, который благополучно приземлился, и это советский человек – Юрий Алексеевич Гагарин…», - такую запись сделал Ларин Александр Федорович – житель горда, в прошлом преподаватель Красноуфимского сельского среднего профессионально-технического училища № 5 в своем дневнике, который хранится в Государственном архиве в городе Красноуфимске. «…Мир буквально потрясен столь неожиданным дерзновенным полетом, и сейчас буквально каждую минуту мы слышим имя Юрия Гагарина, восторгаемся достижениями наших конструкторов, ученых, создавших такой спутник», - продолжил Александр Федорович.

Этот полет стал сенсацией, событием мирового масштаба, мощным прорывом в освоении космоса.

Как и вся страна, наши земляки радовались успеху ученых, инженеров, конструкторов и восхищались подвигом Советского человека. На улицах, в цехах заводов, в кругу семьи – всюду разговор только о полете в космос, о космическом корабле «Восток», о смелости героя-космонавта.

В красном уголке швейной фабрики города Красноуфимска проходила лекция и вдруг голос диктора известил: - «Человек в космосе!». Эта весть ошеломила всех, овации и крики «Ура!» раздавались в цехе.

Подробнее: Сбылось то, о чем мечтало человечество!

Великая Отечественная война стала испытанием для многих красноуфимцев. Она поменяла условия жизни, заставила приспосабливаться к обстоятельствам, учила терпению и выносливости.

В документах Государственного архива в г. Красноуфимске значится, что уже осенью 1941 года участились случаи отсутствия хлеба в торговой сети и столовых города. Продукты стали выдавать по карточкам. Согласно данным контрольно-учетного бюро (в некоторых документах встречается другое название учреждения – карточное бюро) за ноябрь 1941 года в Красноуфимске и Красноуфимском районе было выдано более 80 тысяч карточек на хлеб, сахар и другие виды продовольствия. Сельским труженикам карточки не полагались. Но в связи с недостатком жилой площади в Красноуфимске, часть рабочих и служащих городских предприятий проживали в примыкающих к городу деревне Соболя, селе Криулино. В этих населенных пунктах была введена выдача продуктовых карточек контингенту, не связанному с сельским хозяйством.

Нормы были разные. Они зависели от того, к какой категории относился человек: рабочий, служащий, иждивенец, ребенок до 12 лет. В 1943 году вышел Приказ Народного Комиссариата торговли СССР «Об улучшении снабжения продовольствием директоров, заместителей директоров, главных инженеров и начальников производств крупных промышленных предприятий».

Из воспоминаний Револьты Васильевны Некрасовой, опубликованных в книге «Красноуфимцы в годы Великой Отечественной войны» (под редакцией Л.Е. Алексейчик): «…Хлебный магазин был в центре города на улице Куйбышева… Очередь за хлебом занимали с двух-трех часов ночи, чтобы к обеду или вечеру получить свой паек… Можно было получить хлеба на два дня, но не дай бог, пропустишь один день – за него хлеб уже не давали… Мы четко знали, что буханка весит один килограмм двести граммов, и если разрезать ее на четыре части, то одна часть была нормой иждивенца…».

В снабжении населения продуктами по карточкам довольно часто происходили перебои или же карточки отоваривались по урезанным нормам (а бывало, не отоваривались совсем). В документах о материально-бытовом обслуживании трудящихся города за 1943 год отмечено, что «… апрельские карточки были отоварены сахаром, вместо 400 г – 300 г; солью, вместо 400 г – 200 г на рабочую карточку, в мае соли совсем не выдали. Детям выдали тоже по урезанным нормам, а иждивенцы совсем ничего не получили…».

В архивных фондах встречаются заявления граждан, в которых они описывают случаи утраты карточек и просят местные власти оказать помощь в их восстановлении. Из заявления рабочих красноуфимской артели «Металлист» (1943 год): «…карточки были похищены. Кража совершена в квартире, путем взлома замка, что подтверждается справкой из милиции…». У одной из работниц Селекционной станции карточки отобрали три подростка по дороге на работу. Или такой случай: «… В июне 1944 года сотрудники дистанции пути (2 женщины) везли для рабочих хлебные карточки в поезде № 46. Всего было 59 хлебных и сахарных карточек с нормой 650 г и две карточки с нормой 450 г… На подножке вагона на них напали двое неизвестных, которые похитили указанные карточки. Дело передано в прокуратуру для расследования. На основании устного разрешения председателя Облисполкома тов. Недосекина карточному бюро предписано выдать одиннадцатой дистанции пути вторично хлебные карточки для рабочих с нормой 650 г в день и для служащих с нормой 450 г в день…». Довольно часто причиной утраты продовольственных карточек были пожары или иные стихийные бедствия. В документах описываются и такие ситуации: «…У рабочих подсобного хозяйства дома отдыха в Нижней Саране карточки были съедены теленком…», «…У работницы товарной конторы ст. Красноуфимск продовольственные карточки были съедены козой. В выдаче новых карточек было отказано…».

Утрата карточек обязательно подтверждалась актом. В материалах архива значится, что нередко исполнительные комитеты Красноуфимского городского или районного Советов, рассмотрев все обстоятельства дела, принимали решение: «…предложить карточному бюро выдать талоны на хлеб, взамен утраченных…». Карточки во время войны были очень важными документами. От них зависела жизнь.

Деятельность карточного бюро в Красноуфимске прослеживается по документам до 1947 года, и в отдельных решениях горисполкома за 1946 год встречаются сведения о выдаче продуктовых карточек взамен утраченных. Следовательно, карточки не были отменены сразу после окончания войны.

Некоторые документы Красноуфимского карточного бюро за военный период долгое время хранились в архиве под грифом «Секретно». Только в 1990 году они были рассекречены и переведены на открытое хранение.

Н.С. Тимофеева, заведующая отделом использования архивных документов и научно-справочного аппарата ГКУСО «Государственный архив в г. Красноуфимске»

/ Вперед. - 2021. - 3 июня. - C. 10

Предлагаем вашему вниманию воспоминания одного из первых комсомольцев города Красноуфимска Селянина Александра Николаевича.

Еще при жизни (умер он в 1968 году) Александр Николаевич собрал воспоминания комсомольцев 20-х годов по истории комсомола в Красноуфимске за 1919 - 1923 годы. А в 1964 году вместе с советом первых комсомольцев, горкомом ВЛКСМ и краеведческим музеем выпустил рукописный сборник этих воспоминаний, который был опубликован в газете «Вперёд» 30 лет назад - к 70-летию ВЛКСМ под заголовком «Всем сердцем приняли Октябрь». А подготовила их к печати корреспондент Анна Пшенко. Но они актуальны и сейчас, в год 100-летия комсомола, потому что озвучены со слов современников тех лет.

Об авторе: Александр Николаевич Селянин родился в Красноуфимске в 1901 году в бедной семье. Отец, инвалид Русско-японской войны, служил швейцаром в реальном училище, получал 14 рублей в месяц. Мать была домохозяйкой, подрабатывала мытьем полов и стиркой у богатых людей. Шестеро маленьких братьев и сестер было у Саши. Начал было он учиться в начальной школе, но вынужден был бросить учебу и в одиннадцать лет пошел работать подручным кузнеца. Работали с 7 часов утра и до 6 часов вечера. Саша близко к сердцу принял революцию, идею Октября, был активным в их осуществлении. Вот за это и избрали его в 1919 году своим вожаком первые комсомольцы города.

В своих воспоминаниях он писал:

- До революции 1917 года трудящаяся молодежь Красноуфимска жила в большой нужде, была придавлена тяжелым трудом и бесправием. Работали по 12-14 часов в день, а порой и больше, а получали копейки. Я в кузнице первые три месяца, как ученик, работал вообще без оплаты, потом стал получать по рублю в месяц, то есть около четырёх копеек в день. На них можно было купить на рынке только два фунта муки. Обед себе варил в кузнице так: в железную миску с водой резал сырой картофель, сыпал горстку крупы, вливал ложку растительного масла, добавлял лук и соль.

Подробнее: Они были первыми

Минуло более полувека, как отгремела гражданская война. И чем дальше уходят ее огненные годы в глубь история, тем полнее раскрывается всемирно-историческое значение героического подвига советского народа, выигравшего под руководством Ленинской партии первую битву с силами империализма и внутренней контрреволюция.

В эту решающую битву большой вклад внесла доблестная 28-я стрелковая, прозванная в народе «железной», дивизией под командованием Владимира Мартыновича Азина. Его имя вошло в историю гражданской войны как имя верного сына советского народа, главного героя и талантливого полководца-самородка. Оно стоит рядом с именами таких полководцев, как Чапаев, Лазо, Щорс и другие.

В. М. Азину 26 сентября исполняется 80 лет со дня рождения (родился в 1895 г.). Он рос в семье деревенского портного-латыша в деревне Марьяново, Артиковецкой волости, Полоцкого уезда, Витебской губернии (ныне БССР). Окончил с золотой медалью Полоцкое городское училище, затем учился в Полоцком реальном училище. В 1916 году был призван в царскую армию, участвовал в боях с немцами, как вольноопределяющийся, был ранен, награжден двумя Георгиевскими крестами.

После лечения из госпиталя направлен в город Вятку. Когда воинская часть перешла на сторону революции, Азин был избран командиром роты, которая отличилась в борьбе с кулацко-эсеровскими бандами на территории Вятской губернии в 1918 году. Там в том году вступил он в ряды большевистской партии. Ему доверили сформировать коммунистический батальон и направиться под Казань для борьбы с чехословацкими мятежниками.

О полководческом таланте Азина так сказал командарм В. И. Шорин: "Азин не имел специального военного образования, но удивительно, как умел разбираться в боевой обстановке, какой находчивостью, храбростью и военным талантом обладал! Азин войдет в историю как поистине легендарный начдив".

Подробнее: Его имя бессмертно

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ