Первые красноуфимцы: кто они?

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Народ скифский языка славянского

Теперь-то мы с вами знаем, чтовласть имущие нередко пользуются историей как средством власти, выдавая подчас нелепые версии за исторические факты. То же и с казаками. Их история, начиная с XVIII столетия, преподносилась в выгодном российской правящей элите свете, после революции в борьбе с непокорным народом такой подход был более выгоден новой российской власти. Поэтому лично меня, привыкшего с детства верить учебникам, во всей этой истории поразило то, что сами казаки вообще никогда не считали себя русскими.

Одним из апостолов официального видения казачьей истории считается В. Броневский, написавший в 1834 году «Историю Донского войска». Этот труд яростно критиковал тогда академик Ознобишин, который писал: «Басня, переданная Броневским о беглых московитах, основавших Донское казачество, не имеет основания ине выдерживает никакой критики... в момент появления казаков на Дону не было еще крепостного права... Предположить, что беглые были исключительно преступниками, тоже нет основания. Какое число преступлений надо было совершить, чтобы образовалась целая масса, целые тысячи преступников... сумевших проявить ум, сметливость, отвагу, успевших приобрести оружие, составивших правильное общество, беспощадное для преступников в его среде...» К словам академика можно добавить еще и то, что казаки имели свою национальную одежду, особый язык, лишенный слов среднего рода, со множеством азиатских вкраплений. Сомнительно, чтобы холопы так быстро построили истинно демократическое общество, которое не снилось даже хваленой римской демократии, тогда, как показывает опыт, преступники всегда образуют чисто авторитарные группы.

А что же по этому поводу думают сами казаки? На Дону и Кубани до сих пор живо понятие «иногородние», причем не в нашем понимании «иного города», а буквально - «иного рода». Интересно то, что иногородними казаки считали и до сих пор считают всех пришлых людей, даже славян. Те, кто бывал в исконно казачьих краях, подтвердят, что даже те иногородние, чьи предки проживают там с незапамятных времен, не считаются природными казаками, а только коренными иногородними. Горские народы иногородними не считались. А вот что о происхождении казаков пишет А.И Ригельман, русский генерал-майор, живший в 1720-1789 годах, много изучавший казачество и написавший об этом немало книг. Запорожцы говорили ему, что они происходят "от народа козарского», донцы же поведали «будто они от некоих вольных людей, а больше от черное и горских народов взялися...

И для того не почитают себя, чтоб ни подлинно были из русских людей или чьи бывшие подданые». Об этом же упоминает историкКостомаров. До недавнего времени горские народы называли тамошних казаков козаровцами. Казачьи историки утверждают, что родовое имя «казаки» произошло от сочетания скифских слов «кос» - белый и «сака» или «Саха» - олень. Это отчасти подтверждает тотем - герб донских казаков - белый олень, пронзенный стрелой, который в свое время Петр I приказал заменить на издевательски насмешливый - голого мужика на пивной бочке, «отблагодарив» тем самым казаков, сыгравших решающую роль при воцарении Романовых.

Белые саки появились у кавказских гор еще в самом начале нынешней эры. Греческий географ Страбон считал их вольным народом, никому не подчиняющимся. В греческой транскрипции имя этого народа звучало «касакос». Племя касакос упоминается греками довольно часто вплоть до X века. Очевидно это скифское племя, кочевавшее в пределах от Черного моря до Волги, активно смешивалось со славянами-меотами.

Волной прокатилось по всей Евразии нашествие гуннов, рушивших государства, сгонявших с насиженных мест многие народы. Из обломков многих царств в конце VI века возникло государство Казар (по-русски - «хазар»). Сложно сказать сегодня, каким был официальный язык в этом многонациональном государстве, но славянский играл в нем не последнюю роль. Братья монахи-просветители славян - святые Кирилл и Мефодий кроме Моравии и Паннонии проповедовали и в Казаре. Кирилла там приняли несравненно лучше, чем ранее более северные славянские народы апостола Андрея. Благодаря его миссионерской деятельности христианство распространилось в Казаре довольно широко. Стоит отметить, что предки многих кавказских народов, льющих сегодня кровь во имя Аллаха, ранее были христианами. Так казачьи предки приняли греческую веру, тогда как их более северные соседи - будущие русские - стали исповедовать учение Христа несколькими столетиями позже. По этому поводу можно поспорить с А.С. Пушкиным, назвавшим хазар неразумными. Интересно также, что последние хазарские каганы (хаканы) были иудеями. Про козар церковная книга «Четьи Минеи» говорит: «... был народ скифский языка славянского... Страна же их была близ Меотического озера (Озовского моря)». К сожалению, много позже Вещий Олег «отмстил неразумным хазарам», а его потомок Святослав поставил на их государстве жирную точку.

Персидская география Гудуд ал Аэлэм говорит о земле Касак, принадлежавшей аланам, и помещает ее в Приазовье. Позже часть этой земли стала удаленным русским княжеством Тьмутараканью, которое основал Мстислав Храбрый, покорив местные народы и воюя с ними против своих братьев. Академик Императорской Академии Наук И. К. Тауберт пишет о Мстиславе: «Покорил он себе в 1021 г. соседственных, до Кавказ этих гор распространившихся Козаков и отправил их в 1023 году вместе с козарами против своего брата» А вот что он говорит о происхождении казаков: «Козаки почитались за храбрый и сильный народ. По свидетельству Константина Порфироносного известны ни уже были в 948 году и жили нынешней кабарде, близ Кавказких гор. Польские писатели объявляют о них разные необоснованные басни... Особливо укоряют поляки их тем, будто они состоят из беглых людей. Хотя оно и подлинно, что они, казаки, всегда принимали россиян, поляков и др., которые искали у них прибежища. Однако же сие нимало тому не препятствует, чтобы Козаков не можно было почитать за древний, и по их состоянию, за изрядно учрежденный народ». Русские летописцы именуют этот народ «касогами» или «казягъ», упоминает о них и «Слово о полку Игореве». Мстислав Владимирович вместе с казарами и казягъ занял подонские и донецкие степи, Курск, Рязань. Потом эти народы потеснили половцы, не дававшие долгие годы покоя и русским.

Несколько позже жившие на Дону племена, оставшиеся там после упадка земли Касак, бродников, берендеев и прочие русские летописи именуют черными клобуками из-за странных головных уборов черного цвета. Позже черных клобуков русские называют черкасами, а еще позже появляется нынешнее имя - казаки. Московский летописный свод под годом 1152-м поясняет: «Все черные клобукы еже зовутся черкасы». Дольше других представителей казачьего рода черкасами звали запорожских казаков, днепровских, чьи владения почти до самого присоединения к России звали землей запорожских черкасов.

Для недостаточно знающего историю человека все вышеперечисленное может казаться ничего не значащим награмождением фактов. Но тем, кому недостаточно всего, что приведено выше, напомню замечание Н.М. Карамзина, считавшего, что имя казаков «древнее батыева нашествия и принадлежало торкам и берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первое жилище малороссийских Козаков. Торки и берендеи назывались черкасами: козаки также. Вспомним касогов, обитавших, по нашим летописям, между Черным и Каспийским морями, вспомним и страну Казахию, полагаемую императором Константином Багрянородным в сих же местах..»

Казаки наУрале

Написал было прилично о быте казаков, их дальнейшей, во многом трагической истории, о их крахе, когда совсем для России иногородние захватили власть в стране и жестоко отомстили этому непокорному народу, и понял, что все это, каким бы интересным оно мне ни казалось, не для газетных полос. Надо сказать, что такой подход к казакам совершенно по-новому заставляет взглянуть на историю России. Оставим читателям самим осмысливать и сопоставлять исторические факты. Хотя, при определенном читательском интересе, можно обнародовать и остальное. Но вернемся ближе к делу.

Сибирь и Урал покорили для России в основном донские казаки они и начали первыми из славян селиться в этих диких, но богатых краях. В нашей местности было во множестве их поселении, и именовались они исетскими. Исетское казачество появилось намного раньше закладки Оренбурга. Осваивать эти места казаки и русские начали с севера на юг. И почти не вызывает сомнений тот факт, что именно казачьи поселения появились раньше, чем села других выходцев из России которых завозили сюда в качестве пахотных крестьян и работных людей. После падения Запорожской Сечи во множестве днепровских казаков-черкасов зачисляли в пахотные крестьяне и отправляли «за Камень» - на Урал и вСибирь. Возможно, от них и пошли названия сел типа Черкасово. Раз уж вспомнили о топонимике, то стоит отметить ряд других названий, явно казачьего происхождения. Так, чиганами казаки называли болотные кочки, каргами, каршами - стволы поваленных деревьев или топляки, дуван - боевая добыча казаков. Интересно и то, что в уральских диалектах сохранилось множество явно донских вкраплений.

Юртовская гора несомненно входила в состав станичного юрта красноуфимских казаков. Юрт - тюркское слово, означающее земельное владение станичного общества. Хотя это название подталкивает к мысли о том, что не все земли были юртовыми: ведь если была гора юртовая, значит, были и не юртовые земли. То, что название Атамановской горы имеет явно казачье происхождение, думаю, спорить никто не станет. Интересно и то, что горы Юртовская и Атамановская находятся в разных концах города, обычно земли атаманов ничем не выделялись из прочих станичных земель и входили в станичные юрты. Загадка. И еще - чьи земли лежали в таком случае между этих гор?

Теперь, что касается версии о том, кто основал Красноуфимск: драгуны или казаки. Пожалуй, одним из основных аргументов станет тот, что красноуфимская крепость появилась не одна, была построена целая линия укрепленных городков, аж до самого Екатеринбурга. Тактика построения линий для обороны окраин государства применялась еще греками, селившими на таких линиях своих федератов - германские племена, в России она применялась многократно: в Сибири, на Урале, на Дону, на Кавказе, и повсюду в такие укрепленные городки селили казаков - так было выгодно для государства - дешево и надежно, казаки сами себя кормили, одевали и вооружали. А что такое регулярная армия, а тем более элитные ее подразделения, какими, несомненно, являлись драгуны, лучше знают военные - это снабжение, обеспечение, расквартирование, то есть все тыловые мероприятия, которые в необжитых, с враждебным населением местах порой просто невозможны. Не стоит забывать и о том, что в 1736 году уже год, как шла очередная ожесточенная война с Турцией, и посылать регулярные войска в тыл было бы просто неразумным. К тому же солдат - человек временный, отслужив благополучно положенный срок, вернется домой, а охрана нужна была постоянной, Россия всерьез и надолго решила задержаться в этих землях. Другое дело, что наученное опытом войны с Разиным и Болотниковым российское правительство стремилось рядом с казачьми формированиями держать подразделения регулярных войск для предотвращения смуты. И еще. Когда по мере продвижения России дальше на юг - в оренбургские степи, линия, на которой находилась Красноуфимская крепость, оказалась в глубоком тылу. На новую линию стали сгонять с насиженных мест опять же казаков, в том числе и красноуфимских, под конвоем регулярных войск.

Скорее всего ко времени основания здесь крепости в этих местах уже были какие-то казачьи или староверческие поселения. Считается, что на месте крепости существовало башкирское поселение с названием Красный Яр. С трудом верится в то, чтобы башкиры назвали свое поселение этим явно русским именем, а вот основания крепостей казаками с таким названием имеются. Самый яркий тому пример - Красноярск.

Для краткости не станем упоминать другие общеизвестные факты из истории Красноуфимска, о насильственном переселении красноуфимских казаков дальше на юг, на другую, «горькую», линию, в оренбургские земли. Об этом уже довольно было написано в разных местных изданиях, и любители истории города знают обо всем лучше автора этих строк, решившегося на эти дилетантские рассуждения.

Возрождение?

В начале 90-х, когда на исконных казачьих землях заговорили о возрождении казачества, волна от этих разговоров докатилась и до Красноуфимска. С того времени и до сей поры было несколько попыток возродить казачество в нашем городе. Еще недавно у нас существовало три независимых друг от друга станицы, считавшие законными представителями казачества только себя, а все остальные - самозваными. Сейчас осталось только два, пытающихся игнорировать друг друга общества, и их взаимная вражда происходит от неопределенности в казачьих формированиях Екатеринбурга.

У нынешнего «возрождения» несколько серьезных ошибок, самая главная, исходящая из незнания и непонимания казачьей истории, состоит в том, что возрождать казачество довольно часто берутся люди, никакого отношения к казакам не имеющие. Среди них много бывших военных и экс-представителей силовых структур, привыкших к военному образу жизни, превносящих в казачьи общества все негативные черты нынешней российской армии, не понимающих коренных отличий казачьих и армейских взаимоотношений, не особо задумывающихся о том, что они собираются возрождать. Много бывает здесь и просто тех, кого привлекают казачья романтика, форма, льготы и привилегии, узаконенные сегодня для членов казачьих обществ. Кого-то манит законная возможность иметь легальную силовую структуру для прикрытия своего бизнеса. В свете всего вышесказанного это выглядит полнейшим абсурдом: как могут возрождать народность, этнос те, кто не имеет в своих жилах ни капли его крови. Простите за преувеличение, но это выглядит так, как если бы жители Чукотки принялись возрождать народы ацтеков, инков или, на худой конец, могикан, хотя они и имеют с последними некие родственные связи. Вторая серьезная ошибка, ставящая крест на возрождении казачества, - вытекающая из первой, - это намерение российской власти считать казаками только тех, кто включен в государственный реестр - это еще более нелепый подход, если, конечно, подобное было сделано не намеренно, к возрождению народа. Он ведет лишь к разрушению и раздорам среди казачьих обществ. Достаточно заглянуть в историю и увидеть, что попытка Польши выделить из казачьей среды некую элиту в виде реестровых казаков приводила к постоянным кровопролитным польско-казачьим войнам.

В наших местах осталось не так уж много семей, помнящих о своих казачьих корнях, казаки практически полностью ассимилировались в общерусском населении края и забыли о своем происхождении. Процесс начался задолго до 1917 года с момента насильственного переселения казаков, тех, кто остался, отказавшись переселяться, «расказачили», лишив их права именоваться казаками и привилегий. Но, повторюсь, память о казаках в географических названиях, в песнях сохранится еще не на одно столетие. А вопрос, вынесенный в заглавие этого материала, пока так и остается открытым и ждет своих внимательных и скрупулезных исследователей.

С. РУСИНОВ.

// Вперед. – 2000. - 24 окт. - С. 3

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube