Красноуфимское земство: без основания и вершины

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Согласно Положению «О земских учреждениях» 1864 года, вслед за центральными губерниями,  земские учреждения стали вводиться и в окраинных губерниях европейской части России. Земские учреждения вводились в двух местных административно-территориальных единицах: в уезде и в губернии. Следовательно они были лишены основания и не имели вершины, занимая своеобразное изолированное положение в аппарате власти. Земские учреждения создавались на основе выборности. Выборы основывались на принципе имущественного ценза, в Пермской губернии он составлял не ниже 350 десятин земли или же требовалась недвижимая собственность ценностью не ниже 15 тысяч рублей. Гласные уездных земских собраний избирались на трех избирательных съездах: уездных землевладельцев, городских избирателей и выборщиков от сельских общин и избирались сроком на три года. Чтобы земское собрание было правомочным, требовалось присутствие не менее третьей части состава гласных, т.е. не менее 10-12 человек в уездном земском собрании. Решения принимались большинством голосов путем открытого голосования или закрытой подачи голосов избирательными шарами. Женщины непосредственно к участию в земских учреждениях не допускались.

В мае 1870 года в 12 уездах Пермской губернии были проведены учредительные чрезвычайные уездные собрания с выбором гласных в управы и уездные земские собрания,  также с избранием губернских гласных. В этот же период открылись и уездные земские управы – исполнительный орган земских собраний. Председатель и члены управ получали высокое жалованье и избирались сроком на три года.

26 мая 1870 года начала свою работу Красноуфимская уездная земская управа в составе: председатель – И.И. Васильев (утверждался губернатором), члены управы: крестьяне И.И. Скачков (в отсутствии председателя – его заместитель в 1870-72 г.г., и председатель земской управы в 1873 – 1883 г.г.), П.П. Рябов и Г.И. Русинов, о чем было сообщено Пермскому губернатору и опубликовано в Пермских губернских ведомостях.

Распорядительная власть принадлежала уездным и губернским земским собраниям.

Первое уездное земское собрание в Красноуфимске состоялось в сентябре 1870 года. Число гласных Красноуфимского уездного земского собрания составляло 30 человек: от землевладельцев – 16, от городских избирателей – 2, от сельских общин – 13. В Пермское губернское земское собрание от числа Красноуфимских земских гласных было представлено 5 человек. Красноуфимское земство по своему социальному составу считалось крестьянским.

На земства были возложены обязанности, относящиеся к местным хозяйственным нуждам каждой губернии и каждого уезда. Круг этих обязанностей включал: заведование имуществом, капиталами и денежными сборами земства; устройство путей сообщения; обеспечение народного продовольствия; земское страхование; попечение о развитии местной торговли и промышленности, о народном образовании, народном здравии, охранение хлебных посевов и борьба с вредителями сельского хозяйства и т.д.

Обложение в городах и уездах недвижимых имуществ: земель и лесов, жилых домов, фабричных, заводских, торговых и т.п. помещений являлось основой земского бюджета. По способу получения все эти земские доходы относились к окладным сборам. Более разнообразной и неопределенной была категория неокладных доходов: судебные пошлины, проценты с различных капиталов, переданных земствам от приказов общественного призрения и пожертвованных, сборы за лекарства и лечение, доходы от типографий и т.п. Так как удобные для обработки земли находились почти целиком во владении крестьянских обществ, а также большинство жилых помещений принадлежало им же и городскому населению, то и основная тяжесть земского сбора падала на плечи трудящихся масс в лице крестьян, рабочих, кустарей, ремесленников и прочих. Чрезмерность обложения крестьянских земель вела к накоплению огромных и безнадежных недоимок.

Для исполнения таких по делам земств обязанностей, которые по своему свойству требуют особых познаний и подготовки, земские управы могли приглашать посторонних лиц.  Особенности этой службы, с ее ответственностью непосредственно перед крестьянским обществом, с ее отчетами не только перед управой, но и перед земскими собраниями, само место земского служащего среди народа – все это способствовало формированию ряда профессиональных отрядов земской интеллигенции, связанных между собой и представлявших в целом определенную социальную группу.

Земская интеллигенция была частью русской интеллигенции, она не состояла на государственной службе и не принадлежала к составу земских гласных. Учителя, врачи, статистики, агрономы становились типичными представителями земской интеллигенции. Они работали среди народа, находясь на службе земства, подвергались контролю со стороны администрации, которая наблюдала за всей местной жизнью.

Неграмотность многомиллионного крестьянства, отсутствие санитарных норм, разгул эпидемий, истреблявших сотни тысяч людей, бездорожье – создавало препятствия развитию края. Необходимость внедрения начал народного образования и здравоохранения, улучшения всего местного хозяйства ставилось на повестку дня всем ходом социально-экономического развития страны.

В ПЕРВЫХ РЯДАХ РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Земства приняли медицинскую часть от дореформенных Приказов общественного призрения. Врачей для крестьян не полагалось: для помещичьих крестьян вообще не было организовано никакой медицинской помощи, а для государственных и удельных кое-где были сельские фельдшеры.  Благодаря тяге народнической интеллигенции к работе среди народа, нашлось достаточное количество идейных земских врачей, отдававших все свои силы этой работе.

До 1870 года на два уезда – Красноуфимский и Кунгурский – был один врач с местом его пребывания в Кунгуре. Под руководством этого врача в Красноуфимском уезде работали 6 фельдшеров. В участке каждого фельдшера было от одного до трех  оспопрививателей - неграмотных или малограмотных крестьян. Появлялся врач в Красноуфимском уезде в период эпидемий, но и его приезд не улучшал положение народа огромного по своим масштабам уезда.

С введением земства положение несколько изменилось. В журнале 2-го очередного уездного земского собрания отмечалось, что в уезде медицинский персонал  увеличился до 20 человек и всем им годовой оклад жалованья составил в 1871 году 2682 рубля. Красноуфимская уездная земская управа делала объявления в газете «Пермские губернские ведомости» о приглашении земских врачей на службу, но не было желающих, кроме находящегося в городе врача Барановского, который и был приглашен занять место центрального земского врача. Затем Красноуфимский уезд был разделен на 3 района, где были на Суксунских заводах врачом Окинчиц, на Артинском заводе врач Рязанов, уездным врачом был Чирвинский.

В отличие от других губерний в Пермской губернии была развита заводская медицина. Заводских врачей в годы введения земства насчитывалось до 28 человек. В губернии насчитывалось 70 заводских больниц и приемных покоев и около 860 коек в них.

Таким образом, горнозаводское население было в несколько лучшем положении в отношении врачебного обслуживания, чем сельское, но и эта помощь была незначительной. Фактически медицинское обслуживание как сельского, так и горнозаводского населения осуществляли фельдшеры и знахари. Заводские врачи обычно заведовали двумя-тремя и большим количеством больниц, расположенных на большом расстоянии друг от друга, так что это заведование было формальным. И всю работу там проводили малограмотные в медицинском отношении фельдшеры.

В конце 70-х годов уезд был поделен на врачебные участки следующим образом: Суксунский участок в составе 15 волостей с населением 55579 человек – врач Людвиг Фаддеевич Окинчиц; Нижнее-Сергинский – из 13 волостей с населением 60979 человек – врач Владислав Фаддеевич Окинчиц; Красноуфимский из 16 волостей с населением 73754 человек – врач Григорий Лаврентьевич Чирвинский и заведующий Красноуфимской  земской больницей Франц Степанович Мороз. С 1 августа 1879 года Мороз состоял в должности врача от Артинского заводоуправления, нередко посещал Артинский завод и близлежащие к нему волости, поэтому из центрального района были отделены в заведование врача Мороза Артинская, Поташкинская, Новозлатоустовская и Большеокинская волости.

Начиная с 1880 года наступает наиболее значительный этап развития медицины в дореволюционном Красноуфимске. Он связан с жизнью и деятельностью в этом крае доктора Матвея Ивановича Мизерова. Мизеров родился 1 мая 1854 г. в поселке Арти Красноуфимского уезда Пермской губернии в семье сельского священника. Среднее образование получил в Пермской духовной семинарии, в 1874 году он поступил на медицинский факультет Казанского университета. По окончании университета в 1879 году Мизерову было предложено остаться ординатором одной из университетских клиник, однако он решил посвятить себя служению народу и работать в глубокой провинции – в Красноуфимском уезде. Мизеров, прежде всего, стал добиваться строительства новой земской больницы, отвечающей всем требованиям медицины, однако, только в 1886 году по его проекту была построена больница с двумя блоками: хирургическим и терапевтическим. Старое помещение было использовано для развертывания инфекционного отделения.

Чтобы оценить решимость Мизерова заняться врачеванием в уезде, нужно представить здешнее санитарное и медицинское состояние в тот период. Обычным явлением в уезде были вспышки эпидемий чумы, оспы, сыпного тифа, скарлатины, особенно на заводах Артинском, Ново-Златоустовском, Михайловском и других. Почти все заводские поселки находились в котловине, окруженной горами, по подошвам которых  тянулись домашние постройки людей, на дне же котловины находился пруд со стоячей водой. Все обычные источники заражения воды и воздуха продуктами человеческой жизни, действовали здесь в полной своей силе, т.к. все нечистоты с поверхности земли в области жилых мест смывались дождями в общий стоячий источник водоснабжения – заводской пруд…  Определенных мест для скотских кладбищ народ не знал и за закапыванием погибшего скота никто не следил. Антисанитария в быту заводского населения, тесные жилища, скудная пища – вот некоторые причины стойких эпидемий среди рабочих.

Губернский врач И.И. Моллесон в 1884 году характеризовал организацию земской медицины в Красноуфимском уезде: «Медицинская часть находилась в ведении 5 врачей, из которых Мизеров заведовал земской больницей в городе, а другими участками заведовали: Будрин – центральным, Шлицер – западным в Богородском селе, Псаломщиков – восточным  в Михайловском заводе, Миловидов – в северо-восточном  в Уткинском заводе». Было 26 фельдшеров, 5 акушерок, 1 повитуха. Некоторые из фельдшеров находились при врачах, а другие проживали в назначенных для них участках. Больничных кроватей в приемных покоях было ничтожно мало, одна кровать приходилась на 6617 жителей. Такое положение ставило Красноуфимский уезд на последнее место в Пермской губернии по неблагоприятным условиям для больничного лечения. Кроме земских врачей в уезде было два заводских врача - в Суксунском и Нижне-Сергинском заводах. На лечение в заводских больницах земством никаких сумм не выделялось.

В маленьком Красноуфимске эпидемии сменялись одна другой. Причиной тому была антисанитария, свалки навоза на окраинах города и берегу реки Уфы, из которой брали воду для питья, в центре города были кожевни. Мизеров прекрасно понимал, что распространению эпидемий способствовали нищета и невежество простых людей. Ведь больший процент заболеваний, как правило, падал именно на эти слои – рабочих и крестьян. В больницу они обращались лишь в крайнем случае, т.к. это влекло за собой, прежде всего, трату денег. Больница часто ассоциировалась со смертью и разорением. Особенно было опасным это предубеждение в период эпидемий. Летом 1882 года в Красноуфимск была занесена скарлатина, привезенным больным мальчиком из Ювинской волости. Мизеров писал, что «… от одного дома скарлатина расходилась на  моих глазах, благодаря связям сватовства и кумовства, по различным концам города, и я был бессилен прервать ее дальнейший ход, так как полнейшее равнодушие красноуфимских жителей к санитарным условиям, полнейшая глухота ко всем просьбам врача, упорное сопротивление всем распоряжениям его, служили прекрасным путем для распространения эпидемии».

Трудно было врачу убедить людей в важности тех мер, которые предпринимались во время эпидемий. Это были первые шаги к доверию больных.  Особенно было трудно бороться с эпидемией оспы. От оспопрививания крестьяне и городские обыватели уклонялись, откупались и даже спасались бегством. Умирали взрослые, дети. Трудно было контролировать количественную сторону оспопрививания, о качественной же стороне не могло быть и речи, так как зачастую оспопрививанием занимались фельдшеры, имеющие самое смутное понятие о некоторых заболеваниях, в том числе и о натуральной оспе. Часты были неудачи от прививки телячьей лимфы, получаемой из Пермского оспенного института – с одной стороны,  и с другой стороны, полное недоверие к практикуемому в уезде старинному методу оспопрививания с руки на руку полуграмотными оспопрививателями, легко способными с оспой привить другие болезни. Правильной постановке оспопрививания в земстве Мизеров придавал огромное значение. Он каждую весну устраивал при больнице временный телятник. Детритом, полученным от телят, производилось оспопрививание во всем уезде.

В медицинском отчете за 1883 год Мизеров приводит доводы, которые свидетельствовали о том, что ассигнования земства на медикаменты были чрезвычайно малы. Он с первых шагов своей деятельности убедился в значительном количестве среди населения заболеваний, требовавших хирургического вмешательства, поэтому рациональная постановка хирургии являлась его заветной мечтой в работе. У врача Мизерова еще во время студенчества куплен был полный хирургический набор, стоивший 130 рублей. При помощи этого набора Матвей Иванович делал почти все операции, особенно в первые годы своей службы, пока земство не приобрело своих инструментов.

Земский врач в течение года имел право пользоваться месячным отпуском. Мизеров, прослужив в Красноуфимском земстве 7 лет, за все время брал только два отпуска: на 2 и на 1 неделю, в 1887 году он просил управу разрешения отпустить его в университетский город.  Врач Будрин обращался с подобной же просьбой. В октябре 1887 года Мизеров выезжал в отпуск в Санкт-Петербург для занятий при медицинской академии. После возвращения он стал просить земское собрание выделить деньги на покупку хирургических инструментов.

Первый приемный покой был открыт только в 1883 году в юго-западном участке в селе Богородском, приемные покои в юго-восточном - Михайловском заводе и северо-восточном – Уткинском заводе, были открыты в 1885 году, в северо-западном участке в селе Ключи, был открыт только в 1887 году. Получая от земства на приемные покои по 300 рублей, врачи на оставшуюся сумму от содержания покоев, старались приобрести необходимые медицинские инструменты.

Врач южного врачебного участка Красноуфимского уезда Н.Оленев в 1890 году в отчете отмечал, что существенными трудностями в работе земского врача является, во-первых, громадные размеры медицинского участка (его участок занимал 279372 десятины, с населением 49896 человек, живущих в 9 волостях), во-вторых, разъездная система работы, в-третьих, полная негодность помещений приемных покоев, отсутствие постоянных кроватей и отдельной суммы на стол для больных.

В 1892 году медицинский персонал в Красноуфимском уезде, включая и штат земской больницы, состоял из 6 врачей, 24 фельдшеров, 3 фельдшериц-акушерок и 2 акушерок, 1 повитухи, 3 сестер милосердия и 3 оспопрививателей.

С момента поступления на службу, почти 20 лет, М.И.Мизеров совмещал одновременно обязанности врача городской земской больницы и городского врача с разъездами к больным на дом. Мизеров неоднократно на заседании земского собрания указывал на невозможность врача больницы принять на себя обязанности городского врача, отвлекающего его от работы в больнице. Однако, городские власти считали, что для города непосильно содержать еще одного врача, и таким образом, Мизеров совмещал эту работу почти 20 лет. Количество больных в больнице насчитывалось от 40-60 человек, ежедневное же количество амбулаторных больных достигало 60-80 человек.

Земские врачи проявляли самоотверженность в работе. На примере жизни и работы доктора М.И. Мизерова видно, что они не жалели  ни своего личного времени, ни сил, ни здоровья.

Выступая на земском собрании, Мизеров говорил об особенностях работы городского врача, в частности его самого: «… только после двух десятков лет, я по тяжелым последствиям для своего организма достаточно оценил, как много энергии израсходовал я на город, как сильно пострадало мое здоровье от работы в больнице с пустой головой после бессонных ночей, проведенных у городских больных,   какую массу времени я затратил на визиты к городским жителям в ущерб моим прямым обязанностям по больнице, в ущерб специальному литературному образованию… моя деятельность в городе не носила характера обычной денежной практики, а была вызвана только тем, что доверие к медицине росло в населении, городского же врача не было, поэтому борьба с эпидемиями целиком падала на врача больницы, теряла от этого больница, терял я, как врач, обязанный свободное время тратить на дальнейшее специальное самообразование и как частный человек, вынужден содержать лошадей для разъезда по городу, чтобы удовлетворить частные требования городских больных. Только с поступлением в 1900 году городским врачом Александра Семеновича Яворского, врач больницы окончательно освободился от работы в городе…»

Земский врач Александр Николаевич Миловидов перешел работать из Вятского земства в Красноуфимское в 1884 году. Миловидов поселился в Уткинском заводе, где до него не было врачей. В свободное от участка время Миловидов работал в больнице. Как отмечал Мизеров в 1885 году, только при его помощи была выполнена работа при больнице. В 1898 году операции осуществляли врачи Миловидов, Колесников, Кустри. Мизеров отмечал, что ближайшим его помощником был Миловидов, то в больнице он помогал, то в участке, усиленно работал и в период эпидемии тифа.

Вместо врача Баженова в Михайловский завод в 1896 году из Казани приехал врач Иван Калустович Курдов.  В 1897 году он уже делал отчет о состоянии земской медицины в Красноуфимском уезде. Председатель управы Луканин выразил ему благодарность за внимательное отношение к делу, за полноту отчета, несмотря на малый срок службы.

Город Красноуфимск находился слишком далеко от крупных городов, где были современные клиники и больницы, научные центры. Красноуфимская больница была как бы изолирована, не было удобных путей сообщения. Чтобы попасть в первую хорошую губернскую больницу, нужно было проехать на лошадях более 200 верст – расстояние довольно большое. На заседании земско-медицинского совета в феврале 1901 года врачи Мизеров и Курдов просили отпустить их в четырехмесячные отпуска для поездки в университетские города для научного их усовершенствования. Мизеров не пользовался отпуском  в течение 10 лет. Курдов, прослужив в Красноуфимском земстве 5 лет в качестве участкового врача в Михайловском заводе, также не пользовался отпуском и имел необходимость пополнять свои медицинские познания по хирургии, гинекологии и глазным болезням. Побывав в отпуске в 1902 году в различных городах: Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Мизеров всюду видел успехи в развитии медицины, в частности хирургии. Профессор Отт продемонстрировал «дивный способ электрического освещения брюшной полости, в Московской клинике и частных кабинетах наблюдал результаты светолечения». Мизеров отмечал, что, наконец, электрическая энергия появилась и в Красноуфимской земской больнице. Больница в 1902 году освещалась электричеством до 12 часов ночи, после чего использовалось керосиновое освещение.

Бывшая сестра милосердия  Красноуфимской больницы Е.Д. Садовникова поступила в 1898 году в Санкт-Петербургский женский медицинский институт, в 1904 году закончила и поступила на службу в качестве врача Красноуфимской земской больницы.  Врач Мизеров характеризовал ее как неутомимую работницу, аккуратное исполнение ею своих обязанностей привело к тому, что в хирургическом отделении больницы удалось поставить хирургическое дело на должную высоту, благодаря этому все операции протекали гладко, что давало возможность успешно проводить более сложные операции.

Во время инспектирования Красноуфимской земской больницы трудам М.И. Мизерова дал высокую оценку губернатор Пермской губернии. Газета «Пермские губернские ведомости» от 18 сентября 1908 года писала о прекрасном впечатлении от Красноуфимской больницы «… по образцовому порядку и чистоте и внимательному отношению к своим обязанностям врачебного персонала». Мизерову во внимание к его выдающимся заслугам на поприще врачебной деятельности Советом Императорского Казанского университета было даровано звание доктора медицины, а земское собрание постановило преподнести ему соответствующий этому званию золотой нагрудный знак.

Вместе с доктором Мизеровым в Красноуфимской земской больнице в пореформенный период в различное время работали врачи: А.Н. Миловидов, Е.Д. Садовникова, зубной врач Ф.А. Медведев, фельдшеры И.Н. Ветчянинов, Т.М. Гурская, Г.Х. Минин, И.А. Прохоров, акушерка Е.Е. Нарциссова. С 1880 по 1909 г.г. Мизеров был главным врачом земской больницы. В деле организации и ведения земско-медицинской части в Красноуфимском уезде он занимал выдающееся положение.

В отличие от других категорий земских служащих, общественная деятельность врачей была более заметной. Она оставила свой отчетливый след в материалах губернских и уездных съездов врачей, в медицинской и общественной периодике. В семидесятых годах XIXвека при земствах создавались органы – врачебные советы, которые практически руководили медициной в губерниях и уездах. Деятельность такого совета непосредственно касалась каждого врача. Параллельно с губернскими съездами земских врачей шел процесс объединения врачей в рамках уездов. На 11 очередном Красноуфимском уездном земском собрании в октябре 1880 года был учрежден медицинский совет в Красноуфимске, который был одним из первых подобных советов в стране. Первыми членами этого совета были врачи Мизеров и Будрин. На заседаниях медицинского совета обсуждались вопросы о подготовке среднего медицинского персонала, о способах распространения в народе гигиенических знаний, о мерах пресечения эпидемий, и, наконец, об условиях жизни и быта крестьянства – все это и многое другое обсуждалось и дискутировалось на заседаниях совета. Регулярно издавались протоколы Красноуфимского земско-медицинского совета, некоторые из них хранятся в Красноуфимском краеведческом музее.

В 1887 году от Красноуфимского земства М.И. Мизеров избирался делегатом на 4-й съезд врачей Пермской губернии.

Оживление деятельности съездов и врачебных советов в 90-х годах непосредственно связано с Пироговским обществом. «Московско-Петербургское общество врачей в память Н.И. Пирогова» было основано в 1885 году. Оно стало главным центром, объединяющим  земскую медицину. В 1889 году Пироговский съезд врачей проходил в Казани. Красноуфимский медицинский совет наметил направить на съезд двух врачей: Мизерова и Курдова. В связи с болезнью жены М.И. Мизеров не смог поехать на этот съезд, И.К. Курдов же был делегатом 7-го Пироговского съезда врачей.

Профессиональная работа врача сочеталась с его общественной деятельностью. Разбирая конкретные условия работы земского врача, видна его близость к народу, возможность организации им той или иной помощи не только больным, но и вообще сельскому населению, например, организация сельских яслей, лечебно-продовольственных пунктов. На страницах журнала «Сборник Пермского земства»  в конце 90-х годов XIX - начале XXвека были опубликованы исследовательские работы доктора Мизерова. Богатый практический опыт, незаурядные способности врача-исследователя позволили опубликовать ему свои наблюдения в печати. Это работы «Об эпидемии скарлатины в городе Красноуфимске» и «О детской смертности в Красноуфимском уезде», где он приводит статистические данные о смерти детей в различные годы, вскрывает причины, являющиеся следствием объективной действительности.

Врачи стояли в первых рядах земской общественности. Разъединенные в условиях земской децентрализации, они живее других стремились к объединению и общению.  Своим активным участием в общественной жизни, в борьбе за улучшение условий жизни трудящихся масс медицинская интеллигенция завоевала себе почетное место в передовых рядах русской интеллигенции.

НЕСУЩИЕ СВЕТ ЗНАНИЙ

Создание начальной народной школы, в основном силами земства было важнейшим достижением в общественном развитии пореформенной России. Роль народного учителя-просветителя рисовалась в виде идейного руководителя крестьянства и помощника в его борьбе за лучшую жизнь. Дело обучения и воспитания учителей для крестьян и в значительной мере из крестьян манило и привлекало общественные силы.

Реформа начального образования, проведенная правительством в семидесятых годах XIXвека предусматривала создание нескольких типов начальной школы и соответственно подготовку народных учителей разной квалификации. Повышенным типом школы становились городские училища, предназначенные для низших слоев городского населения, готовившие конторщиков, почтовых служащих и прочих. Эти училища могли иметь от 1 до 4 классов. Для крестьянского населения по «Положению о начальных народных училищах» 1874 года устанавливалось два вида школ: одноклассная с элементарным курсом не менее трех лет и двухклассная с пятилетним курсом, который включал русскую грамматику, вторую часть арифметики, историю и географию России и иногда начальные сведения по естествознанию и геометрии, рисование.  Подавляющее большинство сельских школ было одноклассными: их строительство было более доступно земству и крестьянским плательщикам. Только что созданные земства, взяв на себя заботу о сельской школе, уже в вначале семидесятых годов провели огромную работу по подготовке учителей на краткосрочных педагогических курсах.

Из собранных управой сведений, через волостные правления о состоянии училищ в Красноуфимском уезде в 1870 году видно, что их в уезде было всего 13, училось в них всего 560 человек, если учитывать, что население уезда в то время составляло 152940 человек.

Согласно ходатайству Красноуфимского земства  в Красноуфимске 1 июля 1875 года было открыто реальное училище в составе шести классов с горнозаводским и сельскохозяйственным отделениями. Преподавание сельскохозяйственных наук в реальном училище началось в 1880 году. В этом же году на должность директора училища был назначен Николай Александрович Соковнин. В Красноуфимск он приехал из Санкт-Петербурга, он был специалистом земледельческой химии и сельского хозяйства, получил образование в Киевском университете. Много сил и энергии отдал он становлению этого учебного заведения. В начальный период своего существования в реальном училище было 36 учеников. Число их с каждым годом росло и в 1880 году достигло 110 человек, большая часть из них: 64 человека - это дети крестьян, 6 – купцов, 10 – из духовенства, 30 – из дворян и чиновников. Но из 64 крестьянских детей – 39 не закончили учебу из-за отсутствия средств на нее. В этом же году было произведено испытание учеников на звание учителей и выдано было 29 свидетельств.

В 1881 году был второй выпуск учеников, окончивших курс в реальном училище. Выпущенные ученики с неоконченным образованием лишены  были возможности продолжать свое образование в высших специальных училищах из-за того, что там принимали только окончивших курс или имеющих удостоверение в познании курса дополнительного класса реальных училищ, которого при Красноуфимском училище не было. Соковнин добивался от попечителя Оренбургского учебного округа разрешить педагогическому совету производить экзаменование учеников по курсу дополнительного класса, т.к. училище обладало нужными учителями и могло выдавать такие свидетельства. Вследствие ходатайств Соковнина, Петровская сельскохозяйственная академия стала принимать на обучение учеников Красноуфимского реального училища сельскохозяйственного отделения по окончании ими курса в шестом классе, наряду с учениками реальных училищ семиклассных. Для наиболее талантливых учеников, наконец, был открыт путь дальнейшей учёбы. В связи с этим Соковнин подчеркивал, что главнейшая задача училища состоит не в приготовлении к высшим учебным заведениям, а в прохождении более законченного курса прикладных наук, поставленного настолько практично и сообразно с местными потребностями края, чтобы молодые люди после окончания училища могли служить как себе, так и другим своими специальными познаниями.

Из выступления Соковнина в уездном земском собрании 19 октября 1884 года мы узнаем, что он просил управу выделить пособие в 6 тысяч рублей для содержания реального училища «… значение Красноуфимского реального училища весьма обширно, теперь обращено на него внимание правительства и губернского земства. По образцу Красноуфимского училища устраиваются училища в других местностях России». Соковнин совместно с педагогическим советом училища добивались у попечительского совета разрешения, чтобы самим составлять план и учебные программы.

В «Сборнике Пермского земства» в мае 1887 года  было дано такое объявление: «На основании высочайше утвержденного 3 февраля 1887 года мнения Государственного совета, при ферме Красноуфимского реального училища со 2 июля сего года открывается Красноуфимская русско-башкирская низшая сельскохозяйственная школа Министерства народного просвещения первого разряда».  Школа состояла из трех классов и одного подготовительного. В подготовительный класс принимали в возрасте 13-16 лет со свидетельством об окончании курса в одноклассном начальном народном училище независимо от вероисповедания. А для преподавания мусульманского вероучения был штатный мулла. Количество учащихся было 60 человек, 20 из них – башкиры, которые полностью содержались за счет казны. Курс обучения в школе был теоретический и практический. Ученики работали на полях и в мастерских фермы в течение всего года. Главная задача школы была в подготовке опытных рабочих и квалифицированных мастеров по изготовлению земледельческих орудий и по тем из отраслей, которые имели тесную связь с сельским хозяйством: маслоделие, сыроварение, крахмальное, паточное, мыловаренное, кожевенное производство и т.д. Поэтому в школу принимались молодые люди здорового телосложения, без физических недостатков, которые могли бы мешать выполнять работу.

26 июня 1889 года реальное училище было преобразовано в промышленное. В его состав вошли шестиклассное реальное училище (общеобразовательные классы), средние горнозаводское и сельскохозяйственное отделения (технические классы) и русско-башкирская школа первого разряда.

Для подготовки учительниц в женские и смешанные одноклассные училища Красноуфимского уезда  в Красноуфимске была открыта в 1891 году женская прогимназия. В эту прогимназию поступали девочки, окончившие курс во втором классе двухклассных училищ.

1 июля 1898 года женская прогимназия была преобразована в гимназию. После окончания гимназии, выпускницы ее возвращались домой на завод или в деревню, с образованием, дающим им возможность служить в должности помощницы в училище.  С открытием в 1900 году 8-го класса в Красноуфимской женской гимназии, дало возможность ученицам получать законченное гимназическое образование и звание преподавателя со специальной педагогической подготовкой.

В 1901 году в Красноуфимске было открыто мужское четырехклассное городское училище. В городское училище принимались мальчики, окончившие начальные училища. Эти учебные заведения: городское училище, реальное училище, женская гимназия - имели в городе свои капитально построенные здания.

Как и в других земствах, в Красноуфимском учителя кроме своих непосредственных обязанностей, исполняли массу других необходимых населению дел, например, вели занятия со взрослыми, участвовали в статистических обследованиях, оспопрививании, помогали страховым агентам, вели метеорологические наблюдения, исполняли функции библиотекарей в библиотеках-читальнях.

В Красноуфимске в 1889 году было создано общество попечения о народном образовании. Основателем общества был В.В.  Корватовский – преподаватель математики и сельского хозяйства в училище. В состав правления общества входили: статистик Н.Л. Скалозубов, преподаватели промышленного училища А.А. Петров, Д.М. Боголепов и другие, всего 9 человек. На первом же своем заседании они обратили внимание на отсутствие в городе педагогической библиотеки. Решено было открыть такую библиотеку, из которой могли бы бесплатно пользоваться книгами, главным образом, преподаватели народных училищ уезда. В октябре 1891 года в Красноуфимске была открыта центральная библиотека с отделами педагогическим и детским. Многие из членов правления усиленно занимались в библиотеке, помогали при выдаче книг. В конце года было 88 читателей. Правление общества рассматривало возможность устройства передвижных библиотек в уезде. В 1890-91годах количество книг росло и составило в детском отделе - 780, в педагогическом - 714 томов. Выписывались книги из книжного склада А.М. Калмыковой.

Красноуфимское уездное земство организовало у себя книжную торговлю с 1871 года, т.е. с момента его учреждения, истратив на закупку книг свыше 2 тысяч рублей. Красноуфимский книжный склад существовал с 1871 года. В первый год существования было продано книг на сумму 67 руб. 49 коп., а в 1890 году – на 727 руб. 54 коп.

Но не все умели читать, выяснилась массовая неграмотность взрослого населения, как среди жителей города, так и рабочих заводов, не говоря уже о крестьянах. Поэтому члены общества попечения о народном образовании решили на средства общества открыть воскресную школу. В декабре 1892 года в Красноуфимске была открыта первая такая школа. В течение учебного года было 58 учеников и 23 ученицы. Среди учеников были сапожники, кузнецы, рабочие кожевенных заводов, портные, печники, несколько подростков. Приходили из соседних деревень: из Соболей, Сарги, Голосовки, учащиеся отличались большой аккуратностью в посещении школы. Предметами преподавания в школе были: Закон Божий, чтение и письмо, арифметика, для желающих учениц – кройка. В школе преподавали 14 членов общества с полным доверием и любовью относящиеся к делу, в основном это были преподаватели училища: преподаватель русского языка А.А. Борковский, преподаватель истории и географии А.А. Петров и другие.

В 1899 году в городе были открыты народные чтения. Программа первого чтения была следующая: «О виде земли», «Песня о купце Калашникове» Лермонтова. На следующих народных чтениях читали «О кометах и падающих звездах», «Петр Великий по сочинениям Пушкина». На первом же чтении платных посетителей было – 92, бесплатных – 200, которые едва вмещались в доме земского собрания, где проходили чтения. Они пользовались большим успехом у населения.

Учитель земской школы, участвующий периодически в курсах, читающий журналы, газеты, ведущий общественную работу среди населения, становился в 90-х годах все более заметной фигурой. Культурно-просветительные функции учителей становились главными в их общественной деятельности, но и другие категории земских служащих внесли свой вклад в просвещение народа.

АГРОНОМЫ И СТАТИСТИКИ

Необыкновенная скудность агрономических кадров в аграрной России была одним из признаков отсталости страны, постоянно переживавшей неурожайные и голодные годы. Первым пригласило  агронома в 1879 году Верхотурское земство. В период 1883-1886 годов агрономы появились в остальных 11 уездах Пермской губернии. По инициативе директора Красноуфимского реального училища Н.А. Соковнина был введен институт (в значении «учреждение») агрономических смотрителей губернского земства, не существовавший в 1883 году нигде в России. Красноуфимская земская управа по этому поводу писала следующее: «...нам же все это дается даром, благодаря счастливой мысли Красноуфимского земства учредить училище с сельскохозяйственным отделением и благодаря случаю, призвавшему сюда Соковнина Н.А. – специалиста по сельскому хозяйству».

В январе 1883 года директор Красноуфимского реального училища Соковнин был приглашен в губернское земское собрание. Комиссия выслушала мнение Соковнина  о том, что хлебные запасы собираются недоброкачественные, неспелые, сыроватые, что способствует порче запасов семян. Губернское земство в течение 12 лет своего существования, т.е. до 1883 года, ничего не сделало в отношении улучшения сельского хозяйства. А Красноуфимское уездное земство создало даже свою сельскохозяйственную ферму. Хотя губернское собрание не признавало ранее за Красноуфимской фермой общегубернского значения, но услугами фермы пользовались и другие земства, например, Екатеринбургское земство в 1883 году выписало семена уже не из Петербурга, а из Красноуфимска.

В 1882 году участок земли под ферму был выделен училищу, воду возили на лошадях из реки Уфы за 3,5 км. После двух лет существования фермы Соковнин сравнивал выпускников училища, закончивших курс до открытия фермы, т.е. получивших в основном теоретические знания по сельскому хозяйству и, учеников, поработавших на ферме. Разница между ними была очевидной.  Ученики, работая на ферме, знакомились со сборкой и разборкой орудий и машин, на которых сами пахали, косили, сеяли.

Сельскохозяйственная ферма произвела ряд демонстрационных опытов, имевших целью показать преимущества молотьбы хлеба машинным способом. Но распространить в сколько-нибудь значительном количестве молотилки среди крестьян не удалось, так как молотилка и топчак стоили 351 рубль, что было слишком дорого даже для зажиточных крестьян.  Тогда решено было открыть при ферме мастерскую по изготовлению удешевленных земледельческих орудий и машин, на что и была получена от земства 1 тысяча рублей. Мастерская открылась в 1883 году, она имела хорошее оборудование и квалифицированных мастеров и изготовляла как простейшие, так и самые сложные орудия и машины (молотилки, пароконные плуги, зерносушилки, сеялки и т.д.). Цены на них были сравнительно небольшие, заказов поступало много.

Соковнин изобрел масло-экстракционный аппарат, и получил на него от министерства финансов десятилетнюю привилегию. Но он установил этот аппарат на ферме, на нем вырабатывалось масло из семян льна и конопли. Крестьянские маслобойки были плохие, в них оставалась почти четвертая часть масла в семенах. На аппарате Соковнина масло выбивалось из семян гораздо чище, почти без остатка, им пользовались и отдельные крестьяне.

На следующем заседании Соковнин предложил ряд мер для борьбы с вредными для полей насекомыми. Поэтому в Красноуфимском реальном училище с этих пор было обращено особое внимание на изучение энтомологии, для подготовки агрономов-энтомологов.

Соковнин говорил о пользе заведения на ферме семенного хозяйства. К 1887 году на полях учебного хозяйства училища были введены севообороты с травосеянием. Появилось и опытное поле, на котором проводилась научно-исследовательская работа. 

В 1877 году при реальном училище Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ) устроило метеорологическую станцию: «… общество выражает надежду, что земство, ввиду интересов сельского хозяйства этого хлебородного уезда, поймет важное значение метеорологических исследований для разумного ведения сельского и лесного хозяйства, особенно для решения вопроса, какие новые хлебные растения или кормовые травы могли бы быть разведены в данной местности».

В восьмидесятые годы в центре сельскохозяйственной деятельности Пермского земства стояла работа агрономических смотрителей и Красноуфимской сельскохозяйственной фермы с созданной при ней мастерской сельскохозяйственных орудий и машин. Были приглашены пять агрономических смотрителей из окончивших курс в Красноуфимском реальном училище, руководил ими Соковнин. Агрономические смотрители были распределены по участкам. Специальное руководство обществом агрономических смотрителей лежало на сельскохозяйственном совете созданном при Красноуфимском реальном училище, под председательством Н.А. Соковнина. Членами совета были И.И. Барсуков, В.П. Нагорский, Н.Л. Скалозубов. Деятельность этого совета заслуживала внимания и уважения. Начиная с 1883 года, ежегодно в Красноуфимске проходили агрономические съезды.

В 1889 году Красноуфимское земство пригласило на должность земского агронома Владимира Николаевича Варгина (1866-1936 г.г.). Варгин приехал в Красноуфимск после окончания Петровской сельскохозяйственной академии. Он преподавал в промышленном училище курс «Сельскохозяйственные машины и орудия», счетоводство и одновременно заведовал учебной фермой. Под руководством ученого-агронома будущие техники сельского хозяйства закладывали опыты, учились добиваться высоких урожаев. На ферме училища разводили племенной рогатый скот, молодняк продавали крестьянским хозяйствам. Так, под  руководством Варгина учебная ферма промышленного училища превратилась в своеобразное опытное поле, стала рассадником агрономической культуры. В Красноуфимске он проработал десять лет, до 1899 года. В 1899 году Варгина пригласили на работу в Пермь на должность губернского агронома. Благодаря его заботам, в Пермской губернии сложилась разветвленная и работоспособная земская агрономическая сеть. Ядро ее составляли выпускники Красноуфимского промышленного училища.

Агрономами в 80-90-е годы впервые столь организованно проводилась работа по распространению сельскохозяйственных орудий, семян, улучшению животноводства, организации метеорологических наблюдений.

Обзоры местных сельскохозяйственных исследований показывают большую и важную роль совместной работы агрономов со статистиками, в частности по созданию почвенных схем и карт уезда. Земствам необходимо было выяснить ценность земель, как главного объекта земского обложения, организовать изучение экономики крестьянского хозяйства, его доходности, получить все другие данные об экономическом положении крестьян.

По социальному положению статистики, как и врачи, большей частью были разночинцы, почти все имели высшее образование. Численность статистиков была невелика. Вопрос об организации земской статистики занимал многие уездные земства Пермской губернии. 

Шестнадцатое очередное Красноуфимское уездное земское собрание, проходившее в 1886 году, учредило при уездной управе статистическое бюро. Управа пригласила для заведования бюро кандидата сельского хозяйства Николая Лукича Скалозубова (1861-1915 г.г.), вступившего в должность статистика с конца июля 1886 года. Родился Н.Л. Скалозубов в Костроме 29 октября 1861 года в семье приказчика по хлебному делу. В 1881 году он поступил в Петровскую сельскохозяйственную академию, в 1885 году окончил ее теоретический курс со степенью кандидата сельского хозяйства. В начале своей работы, Скалозубов прежде всего стал заниматься с типами существующих земско-статистических исследований, для чего им были выписаны статистические работы земств, раньше Красноуфимского вступивших на путь местных исследований. Руководствуясь собранным материалом, он зимой 1886-87 годов вырабатывал программу для своей деятельности, знакомясь в то же время и с имеющимся в печати материалом по статистике Красноуфимского уезда.

Уже зимой-летом 1886-1887  годов были собраны общие сведения о положении населения в волостях: Белянковской, Шокуровской, Ювинской, Больше-Окинской, Азигуловской, Киргишанской, Кленовской.

Просматривая журналы «Сборник Пермского земства» за 80-90-е годы XIXвека, можно проследить за работой Скалозубова, как статистика в Красноуфимском земстве. Вернее, в сборниках отражены лишь результаты огромного, кропотливого труда земского статистика. Первый его статистический труд  был напечатан в «Сборнике Пермского земства» №5 за 1889 год «Очерк экономического положения заводского населения в Красноуфимском уезде, по сведениям 1888 года». В заводские конторы, народным учителям, священникам, фельдшерам были разосланы бланки с вопросами. Сборник положительно характеризовал труд Скалозубова.  Деятельность молодого статистика из Красноуфимска, в масштабах Пермской губернии была заметна. В 1890 году публиковалась его статья «Сведения о площади Красноуфимского уезда и о распределении земли между главными категориями землевладельцев», а в 1891 году выходит его работа «Некоторые сведения об отхожих промыслах крестьян Красноуфимского уезда».

Опыт детальной разработки цифрового материала, заключающегося в таблицах, Скалозубовым был уже сделан в его статье «Очерк экономического положения башкирского населения Красноуфимского уезда». Он планировал также заняться подготовкой табличного материала к предполагаемой работе по описанию экономического быта языческого населения уезда, в частности, черемис.

Плодом шестилетней работы (1886-1893 г.г.) Н.Л. Скалозубова в Красноуфимском земстве явились изданные в Казани в 1890-1894 годах «Материалы для статистики Красноуфимского уезда Пермской губернии». Уже в Перми в 1889 году была издана книга «Кустарные промыслы в Красноуфимском уезде».

В Красноуфимске Скалозубов, помимо своей основной работы – земского статистика, преподавал в реальном, а затем промышленном училище сельскохозяйственную энтомологию, был деятельным членом сельскохозяйственного совета при училище, был членом общества попечения о народном образовании, в котором являлся ответственным над центральной городской библиотекой, т.е. принимал самое живейшее участие в общественной жизни города и уезда.

Пермское губернское земство обратило внимание на огромную работу энергичного статистика, поставившего статистическое дело в Красноуфимском уезде лучше, чем во всех других 11 уездах обширной губернии и пригласило его на должность заведующего губернским статистическим бюро в Пермь. В мае 1893 года заведующий статистическим отделением Н.Л. Скалозубов перешел на службу в губернское земство, а наблюдение за дальнейшими работами было возложено на его сотрудника Бобылева, в помощь которому было выделено 2 счетчика.

Не виноваты земские статистики в том, что, памятуя научные законы, получили и опубликовали те именно выводы, которые давала сама жизнь, что жизнь эта неприглядна, безотрадна, угрюма – это знал каждый и до земской статистики. Но последняя не только не разубедила в этом, а подавляющей массой цифр усугубила мрачные воззрения.

Действенная профессиональная работа в народе, приводившая к повышению грамотности, улучшению медицинского обслуживания, улучшению техники сельского хозяйства  - в этом состоял конкретный вклад земской интеллигенции в общественной жизни.

 

Л.Е. АЛЕКСЕЙЧИК, директор Красноуфимского краеведческого музея

   Алексейчик, Л. Красноуфимское земство: без основания и вершины : [земский доктор М. И. Мизеров] / Л. Алексейчик // Сердце Придуралья. – Красноуфимск, 2007. – С. 66-79.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом