Материалы краеведа Л. С. Зеленцова

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях         
 
 

Библиотечные страницы

Видимо, никто не сможет сказать, сколько всего существует русских фамилий. Называют и несколько сот тысяч, и несколько миллионов. Не знают не только потому, что далеко не все еще собраны в нашей огромной стране, не все обработаны. Неясно, какие фамилии считать русскими. Все те, какие носят люди, считающие себя русскими? Нельзя. Среди них немало с нерусскими фамилиями. И, наоборот, много лиц других национальностей носят русские фамилии,

Брать только те, которые произошли от слов с чисто русской основой? Но тогда придется исключить почти все фамилии, образованные от личных церковных имен и от множества других заимствованных слов (Арбузов, Булатов, Кедров, Собакин…)

Может быть, обращать внимание на состав слова? Иногда это действительно помогает. Ковалев, Коваленко, Ковальчук, Ковальчик. Мы чувствуем (реже можем объяснить почему), что Ковалев — наша, русская фамилия. Но и тут можно ошибиться. Анкудинов, Мухитдинов, Насретдинов, Шамсутдинов… по внешнему виду кажутся одинаковыми. Но первая фамилия произошла от церковного календарного имени Акиндин (греческое «безопасный»). Остальные тюркского происхождения. Словом, какие фамилии считать русскими — одна из нерешенных научных проблем.

И все-таки я решился подсчитать, сколько русских фамилий зарегистрирована в картотеке Красноуфимского паспортного стола (на май 1991 года). Получилось более 4500. Их носят (или носили) 70300 человек, не считая лиц моложе 16 лет. Происхождение 3500 фамилий удалось установить.

4500 — капля от общего числа, но и этого достаточно, чтобы озадачить даже специалиста. Обязательно найдется несколько фамилий, происхождение которых он не сможет объяснить. Поэтому неизбежны ошибки и в моих рассуждениях, но они не изменят общей картины,

Фамилию можно определить как наследственное «семейное имя», передаваемое от поколения к поколению, Это могло быть церковное (крестильное) имя предка или мирское (внутрисемейное), или прозвище, данное ему за какой-либо признак. Но будет ли оно наследственным, выявится только у внуков и правнуков. А до этого любое наименование предка было для потомков только прозвищем. Все русские фамилии произошли от прозвищ. Но для краткости и удобства классификации говорят, что вот эти фамилии произошли от церковных имен, а вот эти — от прозвищ по месту жительства, а те — от названия птиц и т. д., в зависимости от того, что лежит в основе фамилии. Буду и я придерживаться этой традиционной схемы.

Подробнее: Наши фамилии

Эту птичку нет нужды описывать. Её все знают и любят. Но вряд ли кто скажет, что есть что-то об­щее между словами скворец и... сковорода. А они созвучны и родственны по происхождению. В толковом словаре В. Даля эти слова стоят в одном ряду (гнезде) со словами «сквара», «скварки» (шкварки, вытопки), «скварчитъ» — то есть шипеть, как жаре­ное на горячей сковороде.

В песне скворца, и правда, много потрескивания, прищелкивания (клювом), пришептывания, подобие причмокивания. Кажется, он помогает себе петь всем телом, особенно крылья­ми. Он и впрямь скварчит, как яичница на горячей сковороде. Трудно в наших краях найти дру­гую птицу, которую мож­но было бы назвать сквор­цом. Да и в этих краях среди наших пернатых у скворца обыкновенного нет близких родственников: они все живут на юге.

Какой-то шутник на­звал скворца мастером жанра музыкальной пародии, подчеркнув этим его поразительную склон­ность к передразниванию. Чего только не услышишь от него: скрип несмазанной двери, мяуканье кошки, кудахтанье курицы, голо­са других птиц и многое другое (иногда непонятное нам, услышанное им в теплых странах).

Идешь, бывало, по де­ревенской улице и вдруг слышишь озорной мальчишечий свист. Оглянешься. А это он — скворец-про­казник! Сам я не слышал, но рассказывают, что ино­гда скворец вплетает в свою песню даже отрывки из популярных мелодий. Выкармливание птен­цов у скворцов продолжа­ется 3 недели. Это очень трудное для родителей время, может быть бо­лее трудное, чем перелет из теплых стран к нам на родину. Судите сами: «ра­бочий день» у них продол­жается 17—18 часов. За это время каждый из родителей 150—190 раз приносит в гнездо корм, летая за ним до километ­ра и более от гнезда. И. Заянчковский в своей замечательной книге «Враги наших врагов» рассказывает, что однаж­ды натуралисты наблюда­ли, как пара скворцов за день перетаскала в скво­речник 800 личинок, глав­ным образом, майского жука (15—20 тысяч на­секомых уничтожают скво­рцы за период выкармли­вания птенцов). После вылета птенцов старые и молодые скворцы больши­ми стаями кочуют по ле­сам, лугам, полям, не ос­тавляя без внимания, ка­жется, ни одного закоул­ка. Можно себе предста­вить, какое огромное ко­личество наших врагов они при этом уничтожают, если стая иногда насчиты­вает по несколько тысяч птиц.

Теплым и солнечным сентябрьским днем скворец еще раз пропоет свою, как говорят, прощальную песню и улетает в теплые края. Молодые летят раньше старших.

Куда они улетают? Мо­жет быть, в Северную Аф­рику или на побережье Средиземного моря. Там зимуют скворцы. А мо­жет быть в Болгарию? Мне самому в 1946 году приходилось видеть в ок­рестностях г. Пловдива на берегу реки Марицы стаи зимующих скворцов. Но из каких краев они ту­да прилетели, я не знаю. Может это, и были сквор­цы, прилетевшие с Урала.

Л. ЗЕЛЕНЦОВ

Зеленцов, Л. С. Скворец // Вперед. - Красноуфимск, 1972. - 21 апр. – С. 4

Сначала я намеревался описать лишь главные, самые старые, улицы по состоянию на конец 1995 года, да какие здания стоят и когда были построены при моей жизни. Пройдет много лет, думал я, все здесь изменится, и кто-нибудь из коренных красноуфимцев, встретив в моих записках упоминание о своем доме на 3 окошечка на улице... вспомнит годы, проведенные в нем... Я сам часто хожу к дому моего детства, подолгу смотрю на освещенные окна. Хочется войти в свои комнаты, извиниться, назвать себя, попросить разрешения посмотреть, как теперь все там устроено...

Я прошел главные, самые старые улицы от первого дома до последнего, помечая какой это дом: деревянный или каменный, полукаменный, одно-двух этажный или, новый или старый, сколько в нем окон, какой у него уличный номер.

Потом появилась мысль разузнать, что здесь было раньше, составить послужной список наиболее заметных зданий и домов. К тому времени у меня уже были старые названия всех улиц. Но первое же знакомство с архивными документами повергли в недоумение, появились два новых названия: Писцова и Красноуфимская. По названиям улиц, которые они пересекали, по номерам домов и кварталов удалось установить, что это нынешние Куйбышева и Кирова (нынешняя улица Писцова называлась в 1922 году Петровской).

Гораздо труднее восстановить старую нумерацию домов. Дело осложняется тем, что усадебные участки между деревянными домами были большими, чем теперь, в целях пожарной безопасности. Позже между некоторыми домами построили еще да «нарезали» переулки. На богатых усадьбах стояли иногда по два-три дома, а номер у них был один. Например, Пролетарская, 67 - дом Краева, а на самом деле их было два под одним номером. Теперь у каждого из этих домов свой номер.

Часты были пожары, выгорали целые кварталы деревянного города. Мне попались два прошения о выделении земельных участков под застройку жилыми домами. Написаны они были в одно примерно время, необходимость постройки домов объяснялась тем, что прежние дома этих владельцев сгорели при пожаре 23 августа 1924 года. Причем, один дом стоял на углу нынешних улиц Советской и Мизерова. Другой на углу улиц Ленина и Рогозинниковых. В разрешении об отводе земли сказано: «... на горелом месте после пожара 23 августа 1924 года».

В наше время сносятся целые кварталы, перекраиваются улицы, строятся многоквартирные дома...

Подробнее: «Родная улица моя»

Прежде всего, что значит Красноуфимский край? Название это неофициальное, мы пользуемся им, когда имеем в виду территорию Красноуфимского, Артинского и Ачитского районов вместе взятых. У этой местности много общего в природных условиях и в истории. Она входила когда-то в один Красноуфимский уезд. В настоящее время на этой территории в 8 тыс. кв. км, равной 1/4 Бельгии или Нидерландов, Красноуфимск — единственный город, единственная крупная железнодорожная станция, узел шоссейных дорог, и является хозяйственным центром указанной территории. Вот почему и в таком смысле мы иногда употребляем название Красноуфимский край.

Значение топонимики в решении многих вопросов краеведения неоспоримо. Географические названия очень устойчивы, живут долго, изменяются мало. Очень часто бывает, что давно уже не существует сам объект (ручей, роща, деревня и т. д.), а название его сохранилось и употребляется местными жителями для обозначения теперь уже урочищ.

Исчезают свойства объектов, определившие когда-то названия, но сами названия живут. Давным-давно исчезли в наших краях бобры. Лебеди бывают только иногда, пролетом. А названия Бобровое озеро, Лебяжье озеро не так уж редки в нашем крае. В селе Березовское Артинского района протекает речушка Бердяшка. Еe и речушкой-то можно назвать лишь с большом натяжкой, до того она невзрачна. А ведь Бердяшка в переводе на русский язык значит хариусная. Нетрудно представить в связи с этим, какой была р. Бердяшка раньше.

Не так уж редко можно встретить горы, совершенно безлесые или покрытые мелким березняком, а название у них Сосновая, Дубовая и т.д.

Подробнее: Об изучении топонимики Красноуфимского края (основные направления в работе): сообщение на...

Преподаватель педагогического училища Л. С. Зеленцов много свободного времени отдает птицам, кольцует их, изучает, подкармливает зимой.

Леонид Сергеевич не раз выступал на страницах газеты, рассказывал о кольцевании птиц, об их разновидностях и повадках. Сейчас он ведет большую исследовательскую работу о названиях птиц. Предлагаем вниманию читателей отрывки из его работы.

Каждая птица получила название по какому-нибудь ее признаку. Кукушка, кряква, чекан — по крику. Малиновка, зеленушка, рябчик — по окраске оперения. Кедровка, овсянка, коноплянка, мухоловка — по излюбленной пище. Каменка, камышовка — по месту обитания. Вертишейка, поползень — по поведению. Шилохвость — по форме тела. Это самые простые примеры. Однако не всегда бывает понятно, почему наши предки обратили внимание именно на этот, а не на другой, более заметный признак.

В крике синицы слышится и «пинь-пинь-пинь», и «синь-синь-синь», и «зинь-зинь-зинь». Птицы одного и того же вида, обитающие в разных местах, поют и кричат не совсем одинаково. Зяблик в Белоруссии поет немного иначе, чем наш. Парижские вороны не совсем понимают московских (это установили при помощи магнитофонов). Всем известные курские соловьи — прекрасный пример такой географической изменчивости. Неудивительно, что одну и ту же птицу в разных местах зовут по-разному.

Синица в старые времена называлась зиницей. «Зиница» перешло в «синица», как полагают, под влиянием слова «синий», как попытка осмыслить непонятное слово «зиница». И хотя в окраске синицы нет синего цвета, «синица» вроде бы понятней, чем «зиница».

У каждой птицы есть несколько наборов звуков (криков, позывов), которыми она пользуется в разной обстановке. Так у скворца кроме песни есть посвист, похожий на свист озорного мальчишки, визг, означающий приглашение для сородичей; пронзительный стрекочущий крик — сигнал тревоги (например, если появилась кошка); крик, напоминающий голос перепуганного поросенка — сигнал бедствия (например, если птица попала в лапы кошки, в руки человека).

Подробнее: Почему их так называют?

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ