Материалы краеведа Л. С. Зеленцова

 
 

Библиотечные страницы

Угол улиц Кирова и Красных Партизан до сих пор помнят, как место расположения старого хлебозавода и школы №2. А до 1917 года на этом месте была усадьба В. А. Оболенского, крупного капиталиста (по масштабам города, конечно), заводчика кожевенного производства. На усадьбе был большой двухэтажный полукаменный дом (по 8 окон на каждом этаже со стороны улицы Кирова и по 6 со стороны Красных Партизан), с каменными мастерскими и кладовыми.

Оболенскому принадлежали деревянные хозяйственные постройки с сараем на противоположном углу (теперь Кирова, 68, Красных Партизан, 30), Это место в начале 20-х было сдано в аренду под постройку частного дома. Даже 50 лет спустя при перекопке здесь натыкались на слой из обрезков кожи.

А главная усадьба была отдана сначала военному ведомству, потом двухэтажный полукаменный дом заняла начальная школа (школа 1-й ступени упоминается в документах 1928 г), просуществовавшая до конца 60-х.

Корпуса мастерских сдавались варенду под различные производства, в том числе под пекарню. Постепенно она стала главным, а потом единственным производством, расширялась и к середине 30-х годов стала хлебозаводом (упоминается в документах 35-36-х годов). С 1940 года завод стал официально называться «Красноуфимским хлебокомбинатом». Просуществовал здесь до начала 80-х годов, занимая под контору здание бывшей начальной школы №2. И вот уже 15 лет все это стоит бесхозно, разрушается, разворовывается.

Сейчас постоянно твердят, что богатые были и есть наши благодетели, пеклись и пекутся о бедных, жили и живут едва ли не по заповеди: «Раньше думай о Родине (городе), а потом о себе» и пр. и пр. Согласимся на минуту и представим, что бывшие владельцы самых богатых домов явились, чтобы посмотреть, как мы распорядились их богатством.

Думаю, нам было бы стыдно за усадьбу В. А. Оболенского и за Большой Гостиный ряд. Это несомненно наш позор. Но большая часть домов сохранилась вхорошем состоянии, если принять во внимание, что некоторые из них стоят уже более 100 лет. Часть использовалась и используется по их прямому назначению (магазины, например). Большая часть домов была отдана под детские ясли, сады, школы, детские дома, приюты, больницы, библиотеки, административные здания, то есть все дома «работали» на благо города. Ни в один богатый дом не въехал новый начальник «из пролетариев». Думаю, бывшие, «отцы города», благодетели были 6ы удовлетворены.

Л. Зеленцов.

 Зеленцов Л.С. Старинные здания - краса города: история «старого хлебозавода» //Вперед. Красноуфимск, 1996. - 21 авг. - С. 2.

В заметке «Дрозды-разбойники и глобальные катаклизмы», опубликованной в «Уральском рабочем», в связи с нападением дроздов на коллективные сады делался вывод, что «нынешняя жара — не благо… За всем этим мы видим первые проявления «парникового» эффекта на земле. Засушливость — наше будущее».

Я решила узнать о необычном поведении дроздов у красноуфимского знатока и любителя природы, действительного члена орнитологического общества Леонида Сергеевича Зеленцова.

— Ничего необычного в поведении дроздов-рябинников в этом году не было, — считает Леонид Сергеевич. — Всегда и везде во второй половине лета и осенью они почти полностью переходят на растительную пищу: ягоды малины, черники, рябины. Не от того, что исчезают насекомые (как пишет «Уральский рабочий»: «Сильная засуха заставила спрятаться глубоко в землю червей — основной продукт питания дроздов», — прим. автора), а потому что птицам в это время особенно нужна растительная пища - основной источник витаминов.

— Почему же рябинники нападают на сады, а не пасутся на диких растениях?

— Ну, большинство-то птиц все-таки в лесах. «Нападают» на сады не только потому, что в лесах ягода не уродилась. Можно привести много обратных примеров. В 1992 году рябины было очень много, ветви гнулись, едва не ломались под тяжестью кистей, но она осталась нетронутой даже в декабрьские морозы. Дрозды почти весь август огромными стаями, гораздо большими, чем в нынешнем году, держались в садах, не замечая рябины, а к сентябрю исчезли. И зимой их не было видно, а рябина, повторюсь, осталась вовсе нетронутой,

В садах птиц привлекает, во-первых, обилие пищи, тогда уже они не обращают внимания даже на ту ягоду, которая обычно является лакомством. Есть сообщения, что во время нашествия саранчи ею начинают питаться даже дикие утки, покинув свои любимые болотца, хотя в норме нельзя даже представить, чтобы утка гонялась за саранчуком (кузнечиком).

Даже в урожайный год рябины все равно несравненно меньше, чем ягод культурных растений, и рябину надо искать, а в садах все на виду и в огромных количествах.

Подробнее: О дроздах-разбойниках, якобы предсказывающих глобальные катаклизмы

Угол улиц Кирова и Красных Партизан до сих пор помнят, как место расположения старого хлебозавода и школы №2. А до 1917 года на этом месте была усадьба В. А. Оболенского, крупного капиталиста (по масштабам города, конечно), заводчика кожевенного производства. На усадьбе был большой двухэтажный полукаменный дом (по 8 окон на каждом этаже со стороны улицы Кирова и по 6 со стороны Красных Партизан), с каменными мастерскими и кладовыми.

Оболенскому принадлежали деревянные хозяйственные постройки с сараем на противоположном углу (теперь Кирова, 68, Красных Партизан, 30), Это место в начале 20-х было сдано в аренду под постройку частного дома. Даже 50 лет спустя при перекопке здесь натыкались на слой из обрезков кожи.

А главная усадьба была отдана сначала военному ведомству, потом двухэтажный полукаменный дом заняла начальная школа (школа 1-й ступени упоминается в документах 1928 г), просуществовавшая до конца 60-х.

Корпуса мастерских сдавались варенду под различные производства, в том числе под пекарню. Постепенно она стала главным, а потом единственным производством, расширялась и к середине 30-х годов стала хлебозаводом (упоминается в документах 35-36-х годов). С 1940 года завод стал официально называться «Красноуфимским хлебокомбинатом». Просуществовал здесь до начала 80-х годов, занимая под контору здание бывшей начальной школы №2. И вот уже 15 лет все это стоит бесхозно, разрушается, разворовывается.

Сейчас постоянно твердят, что богатые были и есть наши благодетели, пеклись и пекутся о бедных, жили и живут едва ли не по заповеди: «Раньше думай о Родине (городе), а потом о себе» и пр. и пр. Согласимся на минуту и представим, что бывшие владельцы самых богатых домов явились, чтобы посмотреть, как мы распорядились их богатством.

Думаю, нам было бы стыдно за усадьбу В. А. Оболенского и за Большой Гостиный ряд. Это несомненно наш позор. Но большая часть домов сохранилась вхорошем состоянии, если принять во внимание, что некоторые из них стоят уже более 100 лет. Часть использовалась и используется по их прямому назначению (магазины, например). Большая часть домов была отдана под детские ясли, сады, школы, детские дома, приюты, больницы, библиотеки, административные здания, то есть все дома «работали» на благо города. Ни в один богатый дом не въехал новый начальник «из пролетариев». Думаю, бывшие, «отцы города», благодетели были 6ы удовлетворены.

Л. Зеленцов.

 Зеленцов Л.С. Старинные здания - краса города: история «старого хлебозавода» //Вперед. Красноуфимск, 1996. - 21 авг. - С. 2.

На торжественном пленуме городского отделения Всероссийского общества охраны природы, посвященном 50-летию общества, докладчик Л. Г. Чепелев, говоря об увлечениях преподавателя педучилища Л. С. Зеленцова, особо выделил его работу по кольцеванию птиц. Были указаны цифры: закольцовано около трехсот птиц.

В газете «Вперед» 7 июня этого года в маленькой заметке «Кольцевание птиц» коротко рассказывалось о цели этой научной работы и о начале кольцевания в нашем районе.

Недавно внештатный корреспондент газеты М. Пелевин побывал в квартире у Леонида Сергеевича. Книги, фотографии, целые связки колец разных размеров. Каждый размер обозначается серией (буквой), самая крупная из которых «В» — хищные птицы (ястреб, сокол), самая малая «X» — для синиц, ласточек и других. Кроме серии есть номер. На кольце на русском языке написано: «Сообщи в центр кольцевания», на английском — «Москва».

М. Пелевин взял интервью у Леонида Сергеевича Зеленцова.

— Что можете вы сказать о результатах проделанной работы?

— Мне удалось закольцевать около 300 птиц, преимущественно дроздов и синиц. Почему именно этих птиц, а не других? Их легко кольцевать. Птенцов дроздов кольцуем прямо в гнезде и отмечаем номера колец, одетых на птенцов из одного гнезда. Это позволит определить, вместе ли кочует семья. Синицы же охотно идут в ловушки. Первых птиц я поймал 25 сентября. Месяц после этого они отсутствовали и снова начали попадаться в ловушку с 25 октября.

— А не интереснее было бы одеть, скажем, сто колец серии «X» на птиц разных видов: ласточек, синиц, трясогузок?

Подробнее: Куда улетают наши птицы?

(имени III Интернационала, Никольская)

Ее старое и, быть может, первое название «Никольская» - несомненно церковного происхождения. Была переименована сначала в «Имени 3-го Интернационала» (это название встречается в документах до середины 20-х годов, но уже редко), затем ее стали называть «Интернациональная», думается, упростили название потому, что так понятней.

К сожалению, в архивах удалось отыскать старые номера только трех угловых домов, сохранившихся до сих пор, к тому же расположенных почти рядом, на нечетной стороне, между улицами Куйбышева и Советской. Это позволило установить старые номера домов от улицы Октября до городского сада.

На четной стороне нет ни одного такого дома, и можно говорить лишь предположительно, что угловой дом Интернациональная, 92, Куйбышева, 28 (Никольская, 68), в котором несколько десятилетий была столовая №4, принадлежал до революции члену торгового дома Ярославцева купцу Ф. А. Рычкову, а дом, что теперь под №100 (Никольская, 74) - И. Ф. Рычковой. Теперь в нем «Профдезинфекция», а до этого «Санэпидстанция», а еще раньше - светолечебница.

Снесены почти все дома по четной стороне, между улицами Октября и Свердлова, построен многоквартирный дом с центральной городской библиотекойна первом этаже. Только несколько старых домов осталось на этой же стороне, между Советской и Рогозинниковых, построены здания вычислительного центра, государственного банка, налоговой инспекции (пристрой к зданию городской администрации).

На нечетной стороне снесены все дома между Октября и Свердлова, в том числе большой двухэтажный полукаменный дом №69 (Никольская, 45), бывший дом Н. В. Краева. С начала 20-х и до 1974 года его занимали детские ясли. На углу улицы Свердлова был еще один большой двухэтажный полукаменный дом №57 (бывший владелец неизвестен), до сноса в нем располагалась контора комбината строительных материалов. Теперь на месте этих домов территория средней школы №1.

Снесен еще двухэтажный деревянный дом по нечетной стороне на углу улицы Октября, бывший дом П. Н. Горкунова, доверенного Краева. Ему же принадлежал одноэтажный деревянный дом (теперь Интернациональная, 81). В 20-х годах в двухэтажном доме была школа, позже, до сноса, по-видимому, все время был занят жильцами. Снесен в связи со строительством многоквартирного дома по Октября, который стал угловым.

Подробнее: Улица Интернациональная

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ