Материалы краеведа Л. С. Зеленцова

 
 

Библиотечные страницы

В книге «Красноуфимск» события описываются, начиная с 1736 года. А существовали ли в наших краях до постройки Красноуфимской крепости какие-нибудь русские поселения? Интересно, кто были первыми русскими поселенцами — предками нынешних александровцев, саранинцев, чатлыковцев?

Попробуем по имеющимся у нас архивным документам проследить, как заселялся наш край русскими до и после основания Красноуфимска. Посмотрим, откуда пришли первые поселенцы в тот или иной населенный пункт, почему он носит такое название?

Вот перед нами старинный атлас с характерным для тех времен названием: «Российский атлас из сорока четырех карт состоящий и на сорок два наместничества Империю разделяющий». Он издан в 1792 году в Петербурге. На карте пермского наместничества указаны селения: Преображенское (тeперь Красносоколье), Крестовоздвиженское (сейчас Новое Село), Иргинский завод, Шилова, Титешная (ныне Подгорная), Чувашское (Чувашково). И все.

Из наших селений отмечены Ачитская, Бисертская крепости (ныне село Афанасьевское). Учтем, что карта мелкого масштаба и, вероятно, не все селения на ней обозначены. Кроме того, в те времена все делалось страшно медленно. Пока был собран материал, пока его доставили в столицу, подготовили к печати, прошли многие годы. И за это время могли появиться еще поселения. Но пока мы можем сказать, что указанные в атласе русские селения возникли, задолго до 1790 года. Когда?

У нас есть любопытный документ. Это даже не документ, а сборник многих документов. Попал он к нам из семейного архива помещика Голубцова, основателя села Александровское. Кроме всего прочего, Голубцовы были знамениты и тем, что всю жизнь воровали землю у соседей. Они всю жизнь с ними судились и до того преуспели в этом деле, что выпустили о своих делах целую книгу в 200 с лишним страниц, сплошь состоящую из судебных документов: дарственные и купчие грамоты на землю, показания доверенных лиц и свидетелей. В них перечисляются границы земельных угодий, речки, овраги, горы и даже рощи. Словом, книга эта — настоящий клад для краеведов. Воспользуемся и мы им.

Доверенные от жителей деревни Чувашское показали, что местные башкиры по договору, заключенному в 1744 году октября 20, допустили на свои земли «крестьян Чердынского уезда башкирцевых к заселению дворами деревни, называемой Чувашское, состоящей близ Красноуфимска, также пашню пахать, сено косить, рыбу ловить, в лесу дрова и на хорошее строение бревна рубить». «...В коей по 1791 год проживали и владели спокойно землями и всеми угодиями, а с сего времени Г. Голубцов, несмотря на древнее заселение и владение, начал причинять разные нетерпимые беды и обиды».

«...Сверх того, он, поверенный башкирцев, не лишним почитает упомянуть и о том, что до современного разорения деревни Чувашское существовало в ней дворов гocударственных поселян 50, а нынче на лицо имеется 3 двора...»

В те же годы (1740—1745) заселялись деревни Альметкина (Колмаково), Обухова (Екатериновка).

В 1747 году уже существовали Шилов пруд и Шилова мельница (ныне деревня Шиловка), Ключиковский винокуренный завод (Ключики), д. Чатлыкова (теперь Чатлык), Кошаево.

Не было еще в те годы д. Подгорной и села Александровское.

Подробнее: Преданья старины глубокой…

Второе письмо  И.П.Хамзину

Надеюсь, не обижу Вас, Иван Павлович, если укажу на ошибки, которые вы допустили, пытаясь расшифровать происхождение некоторых географических  названий. Не в результатах, выводах, трактовке (хотя  они  почти все неверны), а в методах. Вы пользовались неверными методами, исходили из неверных предпосылок и потому пришли к ошибочным выводам.

Но сначала признаюсь, что и сам не знаю истинных значений тех названий, которые Вы упоминаете. Я занимаюсь этим целом более двадцати лет, но, прежде чем приступить к нему, удостоверился, что никто до меня его не сделал. Было бы трагедией после многих лет работы узнать, что ее давно уж  проделал кто-то другой.

Связался со специалистами Свердловска, Казани, Башкирии, не занимался  ли кто-нибудь из них топонимикой в наших краях, нет ли печатных работ.   Оказалось, нет. Начал. О результатах работы докладывал на топонимических семинарах при Свердловском госуниверситете.

Доклады обсуждались, некоторые из них были напечатаны в «Ученых записках», и никто не упрекнул меня в том, что я не ссылаюсь на такого-то автора, не ознакомился с такими-то работами. Думаю, их в то время не было. Последние годы, правда, я утерял связь с университетом, но вряд ли за это время произошли изменения.

Я знаком был с планами свердловских топонимистов на ближайшие годы, никаких экспедиций в наши края не планировалось. Бывали, правда, специалисты из Ижевска, искали следы проживания одо, они нашли меня через газету «Вперед», я был с ними в переписке. Поэтому можно сказать, что никто не знает истинного значения тех названий, о которых Вы упоминаете. И при всем при этом отчетливо вижу Ваши методологические ошибки, которые и привели к ошибочным выводам.

Они были не первыми

По-вашему получается, что марийцы по пути в наши края прошли быстро Башкирию, почти нигде не задерживаясь, не вступая в контакты с местным населением, не расспрашивая о дороге, которая их ждет впереди и т. д. Осели в диких местах, где не ступала нога человека, где все реки, речки,  ручьи, озера, горы были безымянными, и принялись придумывать им названия  (конечно же, марийские). Но ведь широко известно, что марийцы, о которых идет речь, сели, как тогда говорили, на башкирскую землю, часто по договору, по записям. В договорных документах подробно описывались границы земельных угодий, межи. А ими служили названия рек, речек, логов, гор. Эти документы имеются в архиве. Марийцы пользовались на первых порах местными, чужими для них названиями.

Подробнее: Топонимика: муки и радости поиска

В локомотивном депо есть музей. Его активисты пытаются установить точную дату основания предприятия, но пока назвать ее не могут, так как существуют разные мнения. Редакция газеты «Вперед» попросила высказаться по этому поводу краеведа Л. С. Зеленцова.

Что за противоречиями?

В Красноуфимске пока не обнаружено документа, в котором бы точно указывалась дата окончания строительства и введения в эксплуатацию паровозного депо. Поэтому вынуждены судить об этом приблизительно, исходя из других документов, в которых упоминается станция Красноуфимск. В таких случаях обычно пользуются не одним источником, а обязательно несколькими, сопоставляя их. При этом часто выявляются противоречия, направляющие ход расследования в другом направлении. Поступим и мы таким же образом. Сначала сделаем выписки.

«За время первой мировой войны общество Московско—Казанской дороги практически не вело строительство новых линий. Участки Арзамас — Канаш и Юдино — Дружинино, постройка которых началась перед войной, были сданы в эксплуатацию уже в советское время, первый — в 1918, второй — в 1919 году» («Стальная магистраль Нечерноземья». Горький, 1983 г., стр. 28).

«Еще более сложное положение наблюдалось на линии Казань—Екатеринбург. Это единственная из крупных железнодорожных линий, введенная в строй в период гражданской войны... На линии Казань—Екатеринбург в дореволюционный период было сделано гораздо больше, чем на дороге Нижний Новгород—Котельнич, и ряд участков был готов к сдаче в эксплуатацию. Но разрушения из-за военных действий были так велики, что приходилось одну и ту же работу делать несколько раз» (там же, стр. 53).

«Летом положение Советской республики вновь серьезно осложнилось. По приказу Ленина необходимо было срочно, в течение двух суток, отправить по Московско—Казанской дороге из Казани одиннадцать воинских эшелонов через Москву на Петроград, и одиннадцать воинских эшелонов из Екатеринбурга по лини Казань — Екатеринбург... Скорость поездов была увеличена до 600 верст в сутки, а по линии Казань—Екатеринбург до 500. Операция по переброске войск началась вечером 10 июня, а уже в три часа ночи 12 июня последний эшелон был отправлен из Казани ранее расписания на 2 часа 14 минут» (там же, стр. 57).

Подробнее: Что за противоречиями?

Этот список составлен на основании более чем 50 лет наблюдений на ЮЗ Свердловской области, в окрестностях г. Красноуфимска в радиусе около 10-15 км. Из более чем 140 видов, включенных в список, свыше 90% встречаются или встречались на окраинах города. Это объясняется большим разнообразием местообитаний. Р. Уфа, шириной ок. 150 м, имеет песчаные, галечные и обрывистые берега, есть старицы, два искусственных водоема (бывшие карьеры), заболоченные участки, большие пространства осушенных болот, большей частью распаханных или используемых под пастбища, сенокосы. В пойме есть заливные луга, по склонам окружающих гор (точнее — холмов, редко выше 100 м над уровнем реки). Кое-где сохранились участки ковыльной степи, не оказывающие, впрочем, никакого влияния на орнитофауну. Леса — пойменные, светлые сосновые боры и березовые рощи, небольшие участки елово-пихтовых лесов. Много коллективных садов, сельхозугодья. Сам город не влияет на видовой состав — нет ни одного вида, который обитал бы только в городе. Нет у города только скал, они в нескольких км от него.

Не являясь профессиональным орнитологом, автор испытывал определенные сложности при определении птиц и сомнения. Поэтому в список не включены некоторые пеночки, камышевки, совы — во избежание ошибок.

Красношейная поганка Podicepsauritus.С 1994 г. отмечено ежегодное гнездование на стоячих водоемах на окраинах Красноуфимска. С одного места можно было одновременно наблюдать 3-4пары с выводками.

Чомга Р. cristatus.На Александровском пруду (10 км от Красноуфимска) обычна, ежегодно гнездится, одновременно можно наблюдать несколько пар. В других местах не отмечена.

Выпь Botaurusstellaris.После 50-летнего перерыва вернулась на окраины Красноуфимска. В 1994 г. ее слышали до середины июня (не менее 3-4 особей). В других местах не замечена.

Подробнее: Птицы окрестностей Красноуфимска

В конце прошлого года общественность нашей страны широко отметила столетие со дня рождения выдающегося советского зодчего — академика Алексея Викторовича Щусева. Щусев оставил огромное наследие: свыше 150 проектов, десятки крупных сооружений, около ста печатных работ. Главным произведением Щусева, обессмертившим его имя, стал Мавзолей Владимира Ильича Ленина.

Мы вправе гордиться тем, что зодчий с мировым именем был и автором проекта Красноуфимского железнодорожного вокзала. Проект его был опубликован в десятом выпуске «Ежегодника общества архитекторов и художников» за 1915 год, С помощью работников городской библиотеки нам удалось получить из Свердловска эту книгу.

А. В. Щусев задумал спроектировать целый комплекс вокзалов по линии железной дороги Москва—Екатеринбург. Основная мысль заключалась в следующем. Казанский вокзал в Москве — главные «ворота на Восток», а остальные станции сделаны в стиле, соответствующем историческим особенностям области, пересекаемой в данном месте Казанской железной дорогой.

Красноуфимск, как первый от Москвы уральский город, получил вокзал, в архитектуре которого отразилась эпоха Петра I. Понятно, почему ни на одной станции нет больше такого вокзала. Это уникальное сооружение, и поэтому нам надо его беречь.

Сравнение с проектом показывает, что за 60 лет вокзал внешне не изменился, несмотря на неоднократные реконструкции. Скорее всего, это счастливая случайность. Нужно сделать так, чтобы в будущем никто не имел права самовольно изменять внешний вид вокзала, что-либо пристраивать к нему. Хорошо бы повесить со стороны перрона памятную доску, чтобы не только красноуфимцы, но и проезжие пассажиры знали, что Красноуфимский вокзал построен по проекту выдающегося архитектора А. В. Щусева, автора проекта Мавзолея В. И. Ленина.

Опубликованный в 10 выпуске «Ежегодника общества архитекторов и художников» за 1915 год проект называется «Проект станции Красноуфимск по линии Москва-Екатеринбург», а изображен на нем только вокзал. Почему так? Не ясно.

Если смотреть на вокзал с железнодорожных путей, отбросив мысленно все то, что было настроено вокруг и около него сравнительно недавно (ларьки, водоразборная колонка, пельменная), то обращает на себя внимание, что дома №№ 10, 12, 20, 22, 24 по улице Станционной удивительно сочетаются со зданием вокзала. Они образуют с ним единый ансамбль. Случайно ли это, пока неизвестно. Может быть, Щусев после опубликования проекта внес в него дополнения. А может быть, другие архитекторы внесли эти дополнения (проект частично осуществлен при участии архитекторов А. В. Снигарева, Э. Н. Норвета, В. И. Фидмана). Хорошо будет, если железнодорожникиразгадают эту загадку.

Кажется, никто еще не написал историю нашей железнодорожной станции. Во всяком случае, о ней ничего нет в музее локомотивного депо. Надеемся, что когда-нибудь этот пробел будет заполнен.

Л. ЗЕЛЕНЦОВ, Л. ХРАМОВ, преподаватели Красноуфимского педучилища.

Зеленцов, Л. С. Уникальное здание в Красноуфимске : железнодорожный вокзал / Л. Зеленцов, Л. Храмов // Вперед. - Красноуфимск, 1974. - 25 янв. - С. 4.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ