Материалы краеведа В. Д. Ганькина

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Из цикла «Малоизвестное о нашем крае»

Известно, что далекую Сибирь с Центром связывал знаменитый Сибирский тракт. Решение о его строительстве было принято Сенатом в 1733 году, а двумя годами позже было начато строительство Большого Сибирского конного тракта. От Москвы он шел через Владимир, Пермь, Екатеринбург, Тюмень, Тобольск, далее от Томской губернии – на Ачинск, Красноярск, Канск, Нижнеудинск. Вдоль тракта по обе стороны была отведена полоса шириной 64 метра, свободная от леса и пашни, - для прокорма лошадей и гуртов прогоняемого скота. В середине 18-го века тракт обслуживало 273 почтовые станции, которые располагались через 20-40 верст (1 верста = 1066,8 метра). На каждой станции было в среднем 5-6 ямщиков, 7 пар лошадей. Средняя скорость передвижения составляла 35-45, наивысшая (курьеров) – 200-300 верст в сутки. Проезжих пассажиров на станциях ожидала еда и отдых. На тракте до 40% лошадей занималось перевозкой почты, которая из Москвы в Иркутск поступала ежедневно. Жители притрактовых селений несли дорожную повинность, помимо извоза они занимались ремонтом: в инструкции указывалось – «Крестьяне, отправляемые для ремонта, выходят на работу с утра. С собой они должны иметь продовольствие на месяц. На каждого рабочего должны приходиться по две лошади с таратайками и все необходимые инструменты. Вместо себя крестьяне могут нанять работника, но в любом случае рабочие должны быть в возрасте от 18 до 55 лет». Рабочий день продолжался с 5 утра до 9 вечера. После того, как ремонт дороги произведен, следовало вырубить лес и выкосить высокую траву по обе стороны дороги. В притрактовых селениях вдоль Московского тракта извозом занимались от 1/7 до 1/5 жителей.

Кроме этих обязанностей, была и не менее важная – обустройство лесополосы: «Каждая семья из придорожных селений должна была высадить на отведенном участке березы по ранжиру. И не дай бог, если они не принялись: главу семьи тут же укладывали под плети. Зато и березы стояли сплошным зеленым коридором». Думаю, читатели помнят их; они высаживались несколькими поколениями, начиная с 1781 по 1905-09 гг., т.е. до открытия железной дороги Пермь-Кунгур-Екатеринбург, что подорвало окончательно извозный промысел. Кое-кто говаривал, что вековые березы были высажены при Екатерине II. Да, именно в ее царствование были посажены первые березы, но взамен отслуживших свой век высаживались новые в последующие десятилетия и столетия.

Большой Сибирской тракт был седьмой по счету «Государевой дорогой» после Бабиновской и Верхотурской. О масштабах перевозки и состоянии тракта на 1861 год: «…Провозится ежегодно до 20000 пассажиров, до 18000 арестантов и свыше 3000000 пудов товаров. Будучи еще недавно хорошим, в настоящее время почти непроезжее: между Гробовским и Кленовской до того испорчена, что нет никакой возможности ехать шагом;между Кленовской и Бисертской (так называлось село Афанасьевское) разбита до того, что нет возможности днем безопасно проехать по ней; мосты – набросанные доски, ничем не прикрепленные, - ни гвоздями, ни деревянными шпилями;каждый едущий должен уравнять подвижную слань и часто переправу эту оказывают с помощью приглашенных обывателей». Через два года, в 1863 году: «Начиная от Гробовского до Златоустовской (сейчас село Большие Ключи) дорога почти не поправлялась ни осенью, ни весной и находится в самом дурном состоянии». Заведующий вольной почтой фон Гаузен в 1863 году: «На Кленовской станции при встречах с обозами или проезжими, можно сворачивать в сторону не иначе как ту или иную повозку поднять на вагах, чтобы высвободить ее из глубокой колеи».

 

Подробнее: Высочайшие особы на Урале

Вот что сказано о нашем городе в Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (том 16 стр. 553), изданном в Санкт-Петербурге в 1895 году:

«Красноуфимск - уездный город Пермской губернии, на правом берегу Уфы, при впадении речки Сарги, в 202 верстах к юго-востоку от города Перми. Не выдается ни в торговом, ни в промышленном отношении; лишь в последнее время приобрел некоторую известность благодаря хорошей постановке г. Соковниным сельскохозяйственного и ремесленного преподавания в местном промышленном училище. Жителей 5740 (мужчин - 2828). Дворян потомственных – 44, личных – 170, духовенства – 21, почетных граждан и купцов – 141, мещан – 3762, остальные - крестьяне, солдаты, иностранцы и др. Каменных домов мало. Земледелием занимаются не только мещане, но и купцы, и чиновники. 1 каменная церковь, ряд лавок, городская больница; кроме упомянутого промышленного училища (239 чел.), низшая сельскохозяйственная русско-башкирская школа (67чел.) и женская прогимназия. Врачей 4. Один спичечный, 1 фосфорный, 1 мыловаренный и свечной, 1 воскобойный, 1 водочный, 1 винокуренный, 10 кожевенных заводов.

Красноуфимск основан в 1736 году на месте, носившем название Красного Яра, или Уфимской, а также Красноуфимской пристани, с целью защиты против башкир. Эта Красноуфимская крепость была сделана в 1781 году уездным городом Пермского наместничества, сохранив укрепления и гарнизон. В 1826 году служилые люди, носившие названия красноуфимских казаков, выведены в Оренбургскую и Ново-Илецкую казачьи линии. В 1774 году Красноуфимск захвачен Пугачевым при его движении на Казань.

***

Интересные, но скупые сведения можно почерпнуть о  Красноуфимске из Большой энциклопедии под редакцией С.Н. Южакова (стр. 472), изданной в 1901 году Санкт-Петербурге:

«Красноуфимск - уездный город Пермской губернии, на реке Уфе, под 56 градусами 40 секундами северной широты, 57 градусами 19 секундами восточной долготы. Население (1897 г.) 6427 душ обоего пола. Церквей - 18. Кустарно-промышленный банк Пермского губернского земства, Большой химический и фосфорный завод. Приют. Городская общественная библиотека. Браков заключено (1900 г) 37, родилось 270, умерло 185, прирост 85. Женская гимназия, сельскохозяйственная школа, русско-башкирская школа.

Выписку сделал Валерий ГАНЬКИН, член общества краеведов, г. Красноуфимск

// Знак вопроса. – 2004. - N 26. - С. 2.

Ни в одной армии мира, ни в одной войне не было столько заботы о ране­ных, как в Советской армии во время Великой Отечественной войны.

Забота о раненых была делом всего народа. Коллективы предприятий, уч­реждений, колхозов и совхозов, учеб­ных заведений брали шефство над гос­питалями, участвовали в их оборудо­вании, заготовке топлива, ремонте помещений. Общественные организа­ции шефских предприятий и учрежде­ний оборудовали в госпиталях биб­лиотеки, организовывали концерты, лекции, демонстрации кинофильмов. Внимание и теплота, которыми были окружены раненые, поднимали их на­строение, помогали выздороветь.

Советская медицина одержала ог­ромную победу в Великой Отечествен­ной войне. Она вернула в строй бо­лее 70% раненых и больных воинов. Важнейший вклад в эту победу был внесен активной добровольческой помощью народа.

Большое участие в деле помо­щи раненым бойцам Красной Армии оказали и военные гос­питали Свердловской области. Их насчитывалось 112.

На территории Красноуфимска в годы войны располага­лось три эвакуационных госпи­таля, рассчитанных на 200-2000 коек.

Подробнее: О военных госпиталях Красноуфимска

В.И. Даль (1801-1872 гг.) известен как писатель, этнограф, автор литературных произведений под псевдонимом "Казак Луганский" и главной книги своей жизни - "Толкового словаря живого велико­русского языка", состоящего почти из 200 тысяч слов, большинство из которых не фигурировало до этого ни в одном из существующих словарей.

В предисловии к "Толковому словарю..." автор пишет, в частности, и о местных говорах: "Пермская губерния по наречию западною частью своею вполне принадле­жит Вятке, северною - сближается с Архангельском (по рекам Колее, Вишере), южною - к смеси северного и восточного говоров. Северное наречие, или новго­родское, ильменское, верхнерусское, господствует на севере от Москвы. К новгородскому наречию надо от­нести Новгород, Тверь, Псков, Питер, Олонец, Архан­гельск, Вологду, отчасти Кострому и даже нижегород­ское Заволжье, Вятку и Пермь".

Самое любопытное, что в пермском говоре В.И.Даль выделяет местные наречия. "В Красноуфимске (вы­делено редакцией) говорят "цярь, овчя, конниця, коль­це, полотенце, мидь, медвидь, съисть, систь, стрилять; "ч" вместо "ц", двоякое "ш" вместо "щ", иногда "с" вместо "ц": кольецко, крешшенье, улиса, ты кидашша, домогашша; здесь говорят "рублёв", "конёв", свадьей, судьбей"; здесь - "ходют, ездют" идаже "купют"; иногда слышно "отдай рукам, пить чаша, надеть шуба, рубить капуста" Это старина и притом - новгородс­кая".

Откуда мог знать В.И.Даль о красноуфимском наре­чии?

Во-первых, в 1833-1844 годах Даль являлся чиновни­ком особых поручений при оренбуржском военном гу­бернаторе в чине коллежского асессора. При путеше­ствии А.С. Пушкина по местам пугачевских событий он сопровождает поэта. 19 сентября 1833 года Даль и Пуш­кин ехали в Бердскую слободу, бывшую Пугачевскую ставку; затем их путь пролегал по правому берегу Ура­ла - через крепости и станицы Чернореченскую, Тати­щеву, Нижне-Озерскую, Рассыпную, Илецкий городок.

Подробнее: В. И. Даль о красноуфимском наречии

«Мне необходимо ездить. Обще­ние с живыми вещами почти за­мещает мне чтение книг», - та­ков был девиз поэта В.В. Маяков­ского в 20-ые годы - время грандиозных преобразований в стране.

У П.И. Лавуты, организатора поездок поэта по стране, есть книга «Маяков­ский ездит по Союзу» (Москва, 1969 г.), в ней отражены все важнейшие поездки. «Самый северный город, куда я ездил, - это был Ярославль. Пора двинуться на Урал и в Сибирь», - говорил Маяковский в 1927 году. Эта поездка чуть не сорвалась. Вот как вспоминает Лавут: «Мы услови­лись встретиться на Казанском вокзале... Буквально в последние секун­ды я увидел, как, размахивая двумя чемоданами, он мчится со всех ног и вскакивает в вагон в тот самый мо­мент, когда раздался прощальный па­ровозный гудок».

На пути была остановка в Казани. «Казань не подвела - все пришли, -радовался Владимир Владимирович.

- А как здорово слушали поэму!» (Ма­яковский читал отрывки из поэмы «Хорошо!» - примечание П.И. Лавута).

Поезда ходили тогда с такой скоро­стью: «Едем точно по расписанию, 14 километров в час».

При дальнейшей поездке от Каза­ни до Свердловска был такой случай: «Снова поезд. Маяковский сомневал­ся - наш ли это вагон:

- Впервые встречаю такой вагон. Почему нет закрытых купе? Он как жесткий, но - мягкий.

Проводник объясняет, что вагон очень старый, таких по всей стране осталось несколько».

Была остановка у нас в городе: «Ночью - станция Красноуфимск. Перед сном Маяковский решил про­гуляться но перрону. Мороз треску­чий.

Подробнее: Маяковский в Красноуфимске

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube