Материалы краеведа В. Д. Ганькина

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях         
 
 

Библиотечные страницы

«...А благочестие - кто уверовал в Аллаха., и давал имущество близким, и сиротам, и беднякам, и путникам, и просящим...»

(Коран, 2-я сура, аят 172)

Быстро выросшая популярность Большой Оки как одного из торговых центров Красноуфимского уезда привлекла внимание предприимчивых людей. Ведущее положение среди большеокинских купцов занимали купцы-мусульмане, выходцы из казанских татар. Первые из них появились после крестьянской реформы 1861 года.

«Окинцы с благодарностью вспоминают о Хафиз-бае - легендарном человеке в истории Большой Оки. Это был крестьянин, выбившийся в купцы, чрезвычайно много сделавший для поднятия экономики села: построил в деревне ярмарку, школы, мечети, что изменило весь его облик». (Б.С. Давлетбаев «Большая Ока». Уфа, 1992г. стр.8).

Среди местных татарских купцов наибольшей известностью пользовался Хафиз-бай, так его называли в народе. Настоящее его имя Мухаметхафиз Хабибулин. Он был уроженцем деревни Ор Мамадышского уезда Казанской губернии, 1850 года рождения. Приехал он в Среднюю Оку вместе с отцом - Хабибуллой совсем мальчишкой. Случилось это вскоре после отмены крепостного права. Отец его как «припущенник» получил земельный надел и одновременно занимался мелкой торговлей в собственной лавке. По истечении нескольких лет семья переехала в Большую Оку, построила новый дом. Отец оставил Хафизу небольшую сумму денег. К этому времени он был уже семейным человеком. К несчастью, у него здесь умерли первая, затем и вторая жена. В третий раз он женился на местной девушке - Салиме.

Красноуфимский уезд славился как зерновой регион губернии. В отчетах уездной управы есть такие неоспоримые факты: «Обширный хлебородный уезд ежегодно дает значительный избыток хлеба. В годы урожая этот избыток достигает 4-7 млн. пудов - 1910 гол». Затоваривание зерна получалось, в первую очередь, из- за отсутствия надежных путей сообщения, хотя спрос на зерно на просторах обширной империи был.

Бесспорно, Хафиз-бай был человеком своего времени: достаточно прочитать кабальные расписки за 1885 год: «15 июля. Башкир д. Б. Ока дает расписку Красноуфимскому купцу Хабибуллину в том, что занял у него 207 рублей, из которых 90 рублей обязуется уплатить непременно к 6 декабря сего года, а за остальные 117 рублей доставить ему овса хорошего качества 450 пудов».

Хафиз-бай пошел на оправданный риск: он закупку, перевозку и продажу сосредоточил в собственных руках.

Для этого он построил в Большой Оке комплекс хозяйственных построек (им пользовались в советское время до 60-х годов!), пристани в Красноуфимске, Усть-Маше, вспомогательный - в Метелях. Был у него и собственный дом в уездном центре - на углу улиц Приходской и Большой Гостиной, - сейчас это здание мечети. В самой Оке был возведен для него двухэтажный особняк в стиле волжских татар: вся усадьба, обширные хозпостройки и высокий забор были окрашены в зеленый цвет. Молва утверждает, что каждое бревно для нового строительства прошло через руки хозяина. По тем временам купец Хабибуллин совершил невиданное новшество - сушильный агрегат был приобретен аж во Франции.

Подробнее: Хафиз-Бай

Значительная часть русского населения - "вольные" люди, переселившиеся по правительственным указам. Старообрядцы - не имели фамилий и на вновь освоенной территории, на Урале. Доходило до парадоксов и, собственно, даже и фамилии не было, а только прозвища в деревне.

"Как же я вас буду по книге записывал»? - говорил священник. - Вот в нынешнем году три Ивана Шалаевых умерли и три Ивана Шалаевых родились, а в прошлом году было то же с Матренами - две Матрены умерли, две Матрены родились". "Уж так с испокон веку, - отвечал староста, - все Шалаевы, и делу конец. Значит, прадед-то наш назывался Шалаем, вот и вышли все Шалаевы, по прадеду, значит. От начальства тоже прижимки бывают. Как-то 5 лет назад возился сдагь в солдаты наших парней, и, как на грех попались три Сидора и все Иванычи. Воинский начальник даже обиделся". "Надо бы все-таки фамилии придумывать, - советовал священник. - Оно для вас же удобнее". А для чего нам, батюшка, фамилии? Живем в лесу с испокон веку и друг дружку знаем... А покойников на том свете господь батюшка разберет и без нас, кто чего стоит". Короче, был большой простор для "изобретения" фамилий. Большую группу составляют так называемые географические - по месту прежнего жительства - губернии (Вяткины, Калугины), по городу или уезду (Сарапуловы, Кунгуровы), селу или деревне, по реке или роднику, озеру. Автор предлагает партию фамилий, которые составлены по изданию "Список населенных мест по сведениям 1869 года"; СПБ, 1875 г. Читателю надо иметь в виду три обстоятельства: 1. За этот период исчезли с карты страны не десятки, а сотни и тысячи сел и деревень. 2. Носители одинаковых фамилий в каком-то двудесятом колене могут быть родственниками. 3. Большинство переселенцев в теперешний юго-запад области были из ближних и дальних уездов и волостей Пермской губернии.

Андрюков - указывается деревня с таким названием в Пермском уезде.

Анисимов - д. Анисимов в Кунгурском и Аниеимо в Чердынском уездах.

Бабин - населенные пункты с таким названием были в Пермском, Оханском и Соликамском уездах.

Брагин - в Оханском уезде были хутора Братина 1 и 2-й.

Белобородов - в Оханском уезде были деревни Белобороды и Белобородова.

Белослудцев - корни Белослудцевых из Архангельской губернии - из бассейна реки Белая Слуда встречаются поселения Слуда в вятских, вотских и пермских землях.

Подробнее: Откуда твоя фамилия

«Соколочек, да милый брателько,
Ты куда же наряжаешься,
Ты куда же сподобляешься,
Вокакую да путь-дороженьку?»

(Из старинной песни-причета).

Из воспоминаний М.В. ПЫЛАЕВОЙ, жительницы ст. Бисертский Завод:

- Только когда задвигались поезда по Казанбургской железной дороге, научились мы по ней ездить. А до этого быстрей конского транспорта не было. Насмотрелась я на Московский тракт: летом пыль, стоны, а осенью грязь непролазная. Что только не везли по нему, кто только не проезжал!

Жизнь ведь состоит из встреч и расставаний. Обычай был такой - провожать до определенного места при больших случаях, особо, если не по своей воле приходится покидать наши бисертские места.

Если судьба поневоле вынуждает держать путь уездный Красноуфимск, а это 100 верст, то расставались в трех верстах, на горе, которая так и называется - Расставанная. А если путь предстоит в сторону Катеринбурга ратникам бисертским, то проводы превращались в большой праздник. Получив загодя рекрутские извещения, будущие солдаты Царя и Отечества с показным шумствомгуляли несколько дней по поселку, отводили душу на тех самых топотушках, вгоняли в грусть своих ухажерок. В день отправки наслушивались они нравоучений от дедов, бабуль и бывалых солдат. Напрягались подводы, и по команде в назначенoeвремя вся эта шумная и не вполне трезвая компания двигалась в путь. На телеги садились посемейно: обычно на подводы снаряжались брательники, сестры, друзья-товарищи. Не одна гармонь выводила грустные мелодии, особенно женские глаза не высыхали от слез. Да и как было не плакать: почитай, с каждого поколения оставались убиенными на чужих землях наши бисертцы.

О войне японской слышала я, только что мала была. А вот когда грянула первая германская, то сама не раз провожала своих родичей на далекую войну. На многих из них пришли похоронки горестные, кой-кто вернулся израненный, а кто и справный, так их, не по их воле, закружил водоворот гражданской войны.

Так вот я говорю, что рекрутов на войну провожали за десять верст. Вот проезжаешь ты на поезде пассажирском мимо станции Солдатка. Почему так названа?

В мои девичьи годы путь железный только еще строился, а место называлось «на Сибирском тракту». Тут вот и расставались мы с рекрутами. Грустное было зрелище: плачем, народ обнимается ... А дальше уж новобранцы царские едут на горнозаводскую дорогу - на Билимбай ли, Шайманский завод.

После, когда Казанбургская дорога начала выправляться, железнодорожное начальство стало давать названия остановкам. Для станции, где принято было разлучаться с заводскими рекрутами, название было готово - Солдатка. Суди сам: до места разлуки ехали жены, невесты, а возвращались уже солдатками.

Записал В. УРЖУМОВ.

Уржумов В. Откуда название «Солдатка»?/ В. Ганькин // Вперед. - Красноуфимск, 1999. - 22 сент. - С. 3.

"И дым Отечества нам сладок и приятен... "

А.С. Пушкин

И в этот год есть юбилейные даты деревень и сел юго-запада области, которые расположены в географическом Предуралье, а точнее, на просторах обширного Уфимского плато.

Бардым Верхний. Он основан "благодаря" карательной экспедиции капитана Карла Бранта летом 1775 года, когда шло повальное усмирение повстанцев, поддержавших Пугачева, в частности, отрядов Салавата Юлаева и Кенсафара Усоева, участвующих во взятии Красноуфимской крепости годом ранее. Марийское поселение Манчаж, известное с 1652 года, было дотла сожжено, а остатки жителей рассеялись и в 1784 году обосновались на речке Бардым. В сборнике "Артинский район" есть анекдотическое суждение об этом топониме, на самом деле "Бардым есть Бардымский хребет, две деревни, Бардым Верхний и Нижний, село Барда и Бардымский район в Пермском крае, там же река Бардым и село в Березовском районе и деревня Верхний Бартым в Октябрьском районе, а также ж.д. станция Бартым, деревня Бартым в Караидельском районе Башкирии". Есть две точки зрения на происхождение этого топонима: "Бартым" - личное тюркское имя, которое переводится: а) пришел; б) родился наследник; кроме того, "бэрдэ" с татарского - пескарь, с башкирского - хариус, действительно в реках с таким названием водятся эти пресноводные рыбы. Впервые данные об этом поселении датируются 60-ми годами 19-го столетия, когда здесь было 55 дворов, в которых проживало мужчин - 153, женщин -176. При подворной переписи 1888-91годов записано: "Верхний Бардым Манчажской волости, на речке Бартым, от волости и Манчажского базара 12 верст, Красноуфимска - 40, врача -16, 1 земская школа, хлебный магазин, ближайшая деревня Головино в 2,5 верстах, вода из речки и 16 колодцев". Тогда же зафиксировано: "домов - 79, мужчин 229, женщин 213, всего 442, земли на одного работника 34,2 десятины, лошадей 265, коров 589, на один двор живности 7,4". При первой советской переписи 1926-го картина такова: в 99 хозяйствах проживает 541 житель, мужчин 237, женщин 304. Каким-то чудом сохранилось здание земской школы, открытое в 1886 году. Редкие старожилы помнят, что в 1946-ом здесь был П.П. Бажов.

Бардым Нижний известен с 1789 года. Жители этих Бардымов поселились на условиях аренды на землях башкир азигуловских и биткинских. Где-то в середине XIXвека здесь было дворов 73, мужчин 217, женщин 249. Наряду с кунгурскими марийцами здесь жили тептяри, марийцы с Бирской стороны, которые были поселены по правительственному указу, поэтому в документах подворной переписи (1888-91 годов записано: "Нижний Бардым - часть Азигуловской волости, часть Манчажской, на речке Бардым, от Манчажа и Азигулово - 7 верст, Красноуфимска - 35, врача - 20, школы 4, ближайшая деревня Головиной - 1 верста, 1 мельница, 1 кузня, вода из речки". Тогда было "95 дворов с населением 527 жителей, мужчин - 244, женщин - 283, земли на 1 работника 29,6 десятин, лошадей 308, коров 275, на 1 двор - 6,2". При переписи 1926 года в составе Симинчинского сельского Совета: 112 дворов и 617 жителей, мужчин - 272, женщин - 345. В довоенное время в числе первых здесь была открыта национальная 7-летняя школа, котораястала преемницей земской с 1910 года.

Подробнее: Вот моя деревня

"С тобою я готов и в темницу, и на смерть"

Евангелие от Луки

Сталинские репрессии почти поголовно уничтожили первое поколение молодой марийской интеллигенции. Среди них был и наш земляк - Алексей Николаевич Семенов (Акреев), который взял псевдоним - Эрыкан (свободный) и имя которого тесно связано с нашим краем, чему свидетельством предлагается хроника его жизни. Он был первым марийским писателем Урала.

1905 год - отец Эрыкана в родной деревне Кокшамары участвует в антиправительственном движении, боясь преследований, вместе с однокурсником и земляком Алексеем Лисовым выезжает на Урал: сначала работет в Сажино. затем в Курках, где его женой становится Лидия Михайловна, уроженка вятской стороны; после перевода в дер. Анд-рейково родилось четверо детей, затем семья Семеновых работала в Мараканово, Афонасково.

1912 год (16.II) - в д. Андрейково Сажинской волости Красноуфимского уезда Пермской губернии в семье сельских учителей Семеновых - Акреевых родился первенец - сын Алексей, позже семья пополнилась тремя дочерьми - Валентиной, Зоей и Верой.

1924 год (07.10) - выпускник Андрейковской школы получил удостоверение об окончании школы первой ступени (4 класса).

В том же году на смерть В.И. Ленина написал стихотворение "Ильич", которое было опубликовано в московском журнале "У илыш" (Новая жизнь); внизу была подпись - "Деревенский юноша - Семенов".

1925 год - в марийскую деревню приезжает агитколлектив Красноуфимского Урал-Мари педтехникума; их выступление производит неизгладимое впечатление на юношу. 08.08 после годичной домашней подготовки по ходатайству отца он получил удостоверение о командировании в Урал-Марийский педтехникум (вместо двух лет курсы прошел за один; бывал в Красноуфимске). Свое первое стихотворение он посылает в журнал "У илыш".

1929 год - В Верхнем Бардыме, будучи студентом-практикантом, участвует в организации колхоза, в педтехникуме ведет краеведческую работу, что послужит одним из аргументов обвинения со стороны политической полиции - ОГПУ. Пишет рассказы, которые публикуются в марийских изданиях за подписью Ал. Акрейн; состоит в техникуме в литкружке молодых марийских писателей.

1930 год- получил диплом учителя, преподает марийский язык и литературу в опорной школе, хотя поначалу язык уральских угро-финнов знал плохо. Мать была русская, не поощряла в освоении этого языка, и он мало общался со своими андрейковскими сверстниками.

Подробнее: Эрыкан – наш земляк

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ