Материалы краеведа В. Д. Ганькина

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях         
 
 

Библиотечные страницы

Деньга попа купит и бога обманет

Базар цену скажет

Пословицы

От заработков перейдем к ценам. Любознательному читателю необходимо учесть, что в зависимости от благополучного положения на рынке, расстояния от главных инфраструктур (железных дорог, главных трактов, судоходных рек), удаленности от крупных торговых центров, от погодных факторов, цены на рынке не были четко фиксированными. В данном материале приводятся средние цены.

Крупные промышленные центры

Петербург: 1 кг первосортного мяса - 58 копеек, фунт (409 г) - 3 копейки, 10 яиц - 30 копеек, 1 кг сливочного масла - 1 рубль 3 копейки, 1 кг сахара - 32 копейки.

Москва: 1 кг телятины - 70 копеек, 1 кг сливочного масла - чуть больше рубля, 1 кг сахарного песка - 30 копеек, 1 литр бензина - 40 копеек, папиросы «Царские», «Шик» - по 1 копейке за штуку; меховая шапка - от 3 до 5 рублей; бутылка «Рябиновки Нежинской» - 1 рубль; белое столовое вино - 35 копеек; шампанское - от 1,5 до 3,5 рублей; бутылка хорошей водки «Монополь» - 80 копеек; одеколон - 55 копеек за фунт.

Красноуфимск и уезд

  • сельхозинвентарь: плуг 15 рублей; молотильная машина - 130 рублей; сепаратор - 65 рублей; топор - 15 копеек; грабли - 10 копеек; лопата деревянная - 18 копеек.
  • предметы быта: стул - 33 копейки; графин - 42 копейки; карандаш - 2 штуки за 15 копеек; ножницы - 55 копеек; стекло - 75 копеек; рубаха мужская и женская - 1 рубль; кофта - 75 копеек; скатерть - 40 копеек; чулки -28 копеек; наволочка - 40 копеек; одеяло - 4 рубля; башмак - 1 рубль; одна пара калош - 1,5 рублей.
  • продукты питания: пуд пшеницы - 1 рубль 84 копейки; сена - 35 копеек; вики - 8 рублей; картофеля - 80 копеек; одна бутылка коньяка - 2 рубля; портвейна - 1 рубль 10 копеек; проезд земской почтой - 3 (5) копеек серебром за версту с одной лошади.
  • подписка: журнал «Новая иллюстрация» (еженедельник) - 5 рублей в год; журнал «Нива» (еженедельник) - 7 рублей в год (с доставкой); собрание сочинений И.А. Крылова (4 тома) – 5 рублей; собрание сочинений А.С. Пушкина (8 томов) - 9 рублей; собрание сочинений М.Ю. Лермонтова (4 тома) - 5 рублей; собрание сочинений А.Н. Островского (10 томов) - 21 рубль.

Из архива Е.И. Мартюшева (с. Б. Ключи Суксунского района):

  • ржаная мука (кг) - 4 копенки,
  •  мясо (кг) - 22 копейки,
  • 1 кг сахара - 45 копеек,
  • 1 кг гречи - 10 копеек,
  • 1 кг пшена - 11 копеек,
  • водка - 8 рублей ведро (10 штофов, или 10 бутылок, или 12, 30 литров),
  • ботинки (в зависимости от качества) - от 7 до 10 рублей,
  • мужская сорочка - от 50 копеек до 1 рубля,
  • сапоги - от 10 до 25 рублей,
  • серебряные серьги - 5 копеек.

В. Ганькин

Ганькин В. О ценах:[Цены в Красноуфимском уезде в конце 19-начале 20 века]/ В. Ганькин // Городок. - Красноуфимск, 2002.- N 11. - С. 8.

Давненько это было. В те времена, когда на малообжитый Восток протянулась единственная дорога Государева с Москвы вдоль Волги, затем поворачивала на Пермь Великую, после шла в сторону Пояса Каменного и заканчивалась в сибирских землях, в губернском Тобольске. Долгая и трудная это была дорога, но и опасная.

Пожалуй, это было во времена Екатерины. При ней дорога на Сибирь, по нашим землям свернула еще южнее и шла почти по сегодняшнему маршруту: Кунгур-Суксун-Быково-Ачит-Екатеринбург. До того же для защиты от набегов южных неспокойных соседей были построены крепостницы - Ачидская (первоначально писалось так), Бисертская (где теперь село Афанасьевское), Кленовская, Киргишанская.... Тогда-то и на близком расстоянии от опасной переправы, по которой шли на разбойничий промысел степные племена (почитай, начиная со спада воды на реке Уфе и до глубокого снега), была в числе последних построена крепостница, получившая в окончательном виде название «Красноуфимская».

И вот на этой дороге на всем ее протяжении «пошаливали» разбойники.

Любопытный читатель наслышан об этих происшествиях. Так вот, я изложу одну из них. Повторяю, при Екатерине это было, еще до Пугачевщины. За Тюшинским мостом есть гора под названием Атамановская. Так вот в этой округе и разворачивались все эти события.

Проезжий народ знал, что дорога по ту и другую сторону моста через речку Тюш считается чрезвычайно опасной. Что говорить о простом человеке, купчишке средней руки, инженеришке командированном, курьере министерском, если сам начальник горных заводов Урала В.Н.Татищев спасовал: будучи предупрежденным на местных станах, предпочел продвигаться на государеву службу только в дневное время, а было это в декабре 1720 года.

А место (съезди, посмотри) было до смешного выгодным для разбойничьего промысла: дорога с упомянутой горы и в сторону Афанасьевска, что в Кленовскую сторону, просматривалась отлично. К тому же этот злополучный мост никак нельзя было миновать. Одинокий ли возок едет, или собрались для емкости в парочку-две, картина была одна: появится дымок сигнальный на горе Атамановской, у путников душа уходит в пятки, на мосту встречают с двух сторон разбойники добычу с пистолями и кистенями. Такие «шалости» длились не год и не два. Позже стали ответственные обозы сопровождать из местных гарнизонов, но и эта новинка не отпугнула никаких людей. Беззащитный возок они встречали аккуратно, на разбой выходили почти ежедневно. Были, правда, смельчаки, которые проскакивали это место.

Не обошлось в этом «прибыльном» деле и без сообщников из тех же крепостей и селений, так как что в обозе знали они заранее.

Подробнее: На Государевой дороге

Среди десятков исчезнув­ших с лица земли деревень и бывшая деревня Межевая, которой в 2002 году исполни­лось бы 150 лет. Год ее осно­вания - 1832. В «Списке на­селенных мест» от 1864 года указывается, что есть Межева в Кунгурском уезде, Межевая -  в Ирбитском, Межевая Утка -  в Верхотурском, Межевая - в Пермскодо, Межевой Ключ - в Поташкинской волости, Меженка - в Осинском.

Первоначальное официаль­ное название деревни - Ме­жевая Гора.

Запись 1864 года гласит: «Межевая Гора - при ключе, дворов -11, мужчин - 19, жен­щин - 19.

При следующей подворной переписи приведены уже следующие данные: «Межевая (Межевая Гора) - Криулинской волости, Межевского обще­ства, на реке Уфе, от волости, красноуфимского врача и ба­зара - 4, церкви - 6, близлежа­щая деревня - Крылова - 2,5 версты; хлебный магазин, вода из реки. Русские госу­дарственные. Тогда здесь уже было 14 дворов, мужчин - 41, женщин - 46, всего - 87; зем­ли на 1 работника - 21,6 де­сятин, лошадей - 38, коров -33, всего - 79, живности на 1 двор - 5,7.

В 1926 году при первой со­ветской переписи здесь чис­лилось дворов - 23, мужчин - 65, женщин - 83, всего - 148 человек.

В. ГАНЬКИН.

         Ганькин В. Межевая:[Исчезнувшие деревни; К 80-летию Красноуфим. р-на]/ В. Ганькин  // Вперед. - Красноуфимск, 2003. - 28 янв. - С. 4.

Быль, рассказанная Александром Родионовичем Мешковым в 1989 году

Подрядился отец мой в 1914 году строить на Урале Казанбургскую дорогу. И на месте тех мостов, которые перешагнули через реки Бисерть, Ут, стояли когда-то деревянные, рубленные артельными плотниками, над которыми был старостой мой родитель.

Помнится, говорил он поначалу, что задержимся на Урале до осени 16-го года, так как стройки железные обычно удавались за три года. Да вот с этой линией Казань-Екатеринбург вышла заминка. Сначала грянула германская война, и поубавилось на стройке народу, а после на часть артельных людей пошли похоронки. Потом два раза в году поменялась власть государственная. А через год началось братоубийственное кровопролитие - гражданская война. Одни говорили, что мы - «красные», другие - «белые». Так вот, через село Кленовское по нескольку раз гоняли они друг друга взад и вперед. Помнится, было это летом 18-го, втянули в дело и сельчан местных.

Слышал я местные легенды о лихих людях, о злодеях, которые разбойничали на Сибирском тракту, а тут смертоубийство творили средь бела дня на площади Торговой, перед церковью святой. Вот когда началось помутнение умов!.. Почитай, год трещали винтовки-трехлинейки, строчили пулеметы, ухали грозные орудия. Поначалу отряды «красных» с боями ушли в сторону уездного города. Осенью того же года слышались раскаты орудий: народ говорил, что Красноуфимск снова в руках отрядов с красными знаменами. Но вскоре все затихло, после говорили, что Гайда, генерал такой был, погнал те отряды далеко.

Весной следующего года по путям железным стали редкие поезда ходить. Мы со сверстниками, бывало, на звук паровозный бегали к путям, смотреть на эшелоны воинские. Смотришь: летит паровозик, вьется за ним дымок белесый, тянет 6-7 двухосных вагончиков, а в них солдатики бравые, или же прицепит он платформы, а на них орудия грозные, обслуга строгая.

Хорошо запомнился такой случай. В начале апреля он приключился. С составом воинским перед мостом через речку Пут оказия вышла: соскочил последний вагончик с рельсов, протащил его состав по рельсам, по шпалам маленько и встал. Выскочили солдатики на снег весенний, вышли и их начальники, несколько офицеров. Сказали те что-то, и встали служивые с винтовками по обе стороны состава. Подошла поездная бригада. Стали все кумекать, как неприятность ликвидировать. К тому времени селяне с ближних домов глазели на это происшествие, более смелые стали подходить к путям. Да тут ретивый солдатик стрельнул поверх голов, сопроводив выстрел подобающими по этому случаю, непотребными словами. Народ как сиганет прочь! Чуть позже стало очевидно, что шум был напрасным: вагончик, несмотря на видимое усердие, не хотел вставать на путь. Пришлось офицерику (заметил я на погонах один просвет без звездочек) идти в село, искать жерди, стяги. Нашли их кое-как, выковыряли из-под талого снега, принесли к тому злополучному вагону, и тот покорился, встал на место. Этим делом все тот «золотопогонник» командовал: бегал, командовал, махал руками. Махал-махал, да и слетело колечко с его правой руки на апрельский снег. «Виноватый» вагон стоит на путях, паровозная бригада готова тронуться - и вот, на тебе, такая неприятность. Давай солдатики искать то бойкое колечко, снег ворошить ногами, прикладами, Считай, все перемешали, утоптали, но усилия оказались напрасными. Махнул рукой колчаковский капитан на эту потерю, сел в состав, и поезд укатил.

После мы, ребятня неугомонная, оползали пути, но тоже ничего не нашли. Так, видимо, осталось офицерское колечко на веки вечные на кленовской земле.

В. Ганькин

Уржумов В. Кольцо/ В. Ганькин // Вперед. - Красноуфимск, 1999. - 30 июля. - С. 2.

Любознательному читателю предлагается неполный перечень основных товаров, которыми торговали на ярмарках, торжках и базарах Красноуфимского уезда:

с. Алмаз - мануфактура, галантерея, бакалея, реализация от 1 до 5 тыс. рублей (данные здесь и ниже за 1890 г.);

с. Алтынное - съестные припасы, мануфактура, бакалея, до 2 тыс. рублей за торжок;

с. Азигуловка - хлеб, мануфактура, бакалея, кожевенные и железные изделия;

Артинскш завод- скобяные изделия, мануфактура, галантерея, бакалея, табак, чай, сахар, хлеб, лен, семя, всего в год до 900 тыс., продается до 212 тыс. рублей;

с. Ачшпское - рыба, продукты, колониальные товары, кожевенные изделия, лошади до 400 штук за ярмарку («Сретенскую»), кудель, семена льна, скобяные товары, шапки, сало до 1500 пудов (в «Михайловскую» ярмарку), хлеб, мануфактура, птица, пух;

с. Большеокинское - мануфактура, кожевенные изделия, хлеб, съестные припасы, чай, сахар, крестьянские изделия;

с. Богородское - различные продукты и товары, хлеб от 25 до 50 возов на каждой ярмарке;

с. Златоустовское - мануфактура, галантерея, бакалея, семя, кудель, конопля, пакля;

с. Кленовское - съестные продукты;

Подробнее: Ассортимент товаров

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ