Известные горожане

 
 

Библиотечные страницы

Семейство Рогозинниковых было большим и хорошо известным в Красноуфимске 19-го века. У Павла Алексеевича и Елизаветы Степановны было 7 детей - 5 сыновей и 2 дочери. По-разному сложились их судьбы. Но знавшие детей отмечали одну особенность - все имели тонкий музыкальный слух и красивый голос. Павел даже сам сочинял музыку. Старшая из сестер, Евстолия, училась в Санкт-Петербургской консерватории по классу рояля и хорошо пела. Ей готовили поездку за границу.

Но Евстолия, обладала еще одним качеством - обостренным чувством справедливости. Поэтому учеба в столице привела ее не в мир искусства, а в среду революционеров. Революционному движению она была предана. И вскоре попала под надзор полиции. Более того, была арестована по обвинению в подготовке покушения на Столыпина и взрыва охранного отделения. Натура артистичная, она в тюрьме сумела сыграть сумасшествие, и ее перевели в психиатрическую больницу. Оттуда в ночь на 8 сентября 1907 года умудрилась бежать, усыпив бдительность охраны и найдя помощников среди пациентов и персонала.

На свободе встретилась со своим женихом, Матвеем Мизеровым (сын знаменитого красноуфимского земского врача, будущего почетного гражданина города), который помог ей перебраться в Финляндию, так как ищейки охранки всюду искали беглянку. Здесь у нее окончательно вызрело решение вступить в «Северный боевой летучий отряд» социал-революционеров (эсеров), хотя Матвей и друзья всячески отговаривали от этого шага, мол, лучше езжай в Милан и учись петь.

Подробнее: Террористы из Красноуфимска

Весьма полезной деятельностью для общества занимается этот че­ловек. Директор педагогического колледжа, он как-то подсчитал, что за годы его работы в этом учебном заведении выпущено свыше 6 ты­сяч специалистов педагогики (все­го за годы существования коллежа их выучилось свыше 12 тысяч). Владимир Васильевич здесь толь­ко директором работает уже тридцатый год.

Титанический путь проделан им в педагогике за почти 40-летнюю деятельность. И по справедливости оценен Родиной. Ордена «Знак По­чета» и Дружбы народов сверкают на его праздничном костюме, зна­ки «Отличника народного просве­щения» и «Заслуженного учителя школы Российской Федерации», медали за труд.

А ведь всего этого могло не быть. Потому что В.В. Гордеев мог не выжить в тридцатые годы.

Их семью сослали в Чердынский уезд Пермской губернии, как клас­сово чуждых советской власти (ку­лаки), это было в 1936 году. Там, в поселке Булатово и появился на свет Володя. Жилось очень трудно, голодно, холодно. Совсем отчаян­ное положение стало в 1939 году, когда отца оторвали от семьи и со­слали еще дальше, на северный лесоповал, где он работал до вой­ны. Потом отец оказался на воен­ном заводе в Челябинской облас­ти, а семья в 1943 году перебралась в Красноуфимск, который и стал второй родиной для Владимира Васильевича. Ему он посвятил всю свою жизнь. И нынче добился выс­шего признания горожан: удостоен звания «Почетный гражданин Красноуфимска».

Как же сложилась судьба сына «кулака»? Вот данные из автобиографии. Учился в школе на «камуш­ке», потам в школе № 8 на улице Ленина. От родителей и учителей получил прекрасное воспитание и сформировал четкую цель: жить для людей, которые когда-то не дали погибнуть их семье. Озлобле­ния не было, лишь всепоглощаю­щее желание добиться чего-то су­щественного в этом суровом мире.

В 1951 году поступил в сельхоз­техникум, выучился на агронома. Здесь активно занимался обще­ственными делами, как активист профсоюза и спортсмен (играл в шахматы и футбол), После обуче­ния был направлен в существовав­ший тогда Сажинский район, стал агрономом-экономистом Могильниковской МТС. И по-прежнему мно­го работал для общества, уже, в частности, комсоргом. После слия­ния района с Красноуфимским трудился в сельхозинспекции при Красноуфимском исполкоме и, как всегда, был активен в обществен­ной жизни. Его заметили и избра­ли... первым секретарем Красноуфимского горкома комсомола, это произошло в конце 1961 года.

Подробнее: Гордеев Владимир Васильевич

Е. Рогозинникова всем своим существом ушла в революционное движение. Она была арестована по обвинению в подготовке покушения на Столыпина и взрыва охранного отделения. Мы встретились с нею в доме предварительного заключения. Наши одиночки находились рядом. В тюрьме она не мирилась с перерывом революционной работы и решилась на симуляцию сумасшествия. Отказывалась от еды, не отвечала на вопросы, плакала. Играла она свою роль хорошо.

Начальница послала за фельдшерицей. Толя (так друзья называли Евстолию — прим. ред.) накричала на фельдшерицу, выгнала ее из камеры. То же произошло с доктором. Она сердилась на всех, кто входил в камеру, обеда не брала, непрерывно ходила от решетчатого окна до двери. Мы заглядывали в «волчок». Я видела, что она все время была начеку, боясь ошибиться и выйти из роли. Удивительной казалась эта тонкая правильная игра. Инстинкт подсказывал ей, что надо делать. Вся тюрьма уже знала, что Толя больна. Все были взволнованы или подавлены. Надзирательницы тоже были расстроены. Они перешептывались, расспрашивали нас, как простые любопытные женщины, допытывались причины душевного заболевания Рогозинниковой.

На третий пень произошло наше свидание с Толей. Она сидела на койке, водила по коврику пальцем и что-то говорила. Я подошла ближе. Она схватила меня за руку, притянула к коврику, стала быстро что-то говорить, смотря на меня действительно совершенно безумными глазами. Я не могла удержаться от слез, мне стало страшно: а если? Она же сняла коврик со стены, совала его мне в руки и твердила: «Огоньки — больно...».

С ковриком в руках я обняла ее и сделала два-три шага, пытаясь отойти от двери, в которой стояла надзирательница, стараясь поставить Толю спиной к двери. Это удалось на минуту. Толя успела шепнуть несколько слов — она здорова. Мы чувствовали, что это последнее наше свидание. Надо было уходить, обернуться лицом к двери. Прощай, сестренка! Вскоре Толю перевели в больницу.

Прежде чем начать свои записи о Толе, весной 1926 года, то есть спустя 19 лет, я несколько раз побывала в мрачном здании на Мойке, № 126 — в больнице Николая-чудотворца. Оказалось, там помнят Рогозинникову. Заведующий больницей главный врач Г. В. Рейтц сказал мне: «Я наблюдал ее мало, знаю, что она была добрая, тихая, имела громадное влияние на больных и сиделок. Подробнее не могу рассказать, так как в то время работал в другом отделении». Он назвал фамилию врача, наблюдавшего Толю, и направил к надзирательницам, бывшим при ней в день побега.

Получив пропуск, я с провожатой направилась по темному нижнему коридору, по которому Толя когда-то проникла на двор. Поднялись по так называемой «телефонной» лестнице, все пролеты которой затянуты сеткой, сплетенной из канатов. С некоторым волнением постучали в дверь третьего отделения. К нам вышла надзирательница. Оказалось, что она поступила позже, а старых сиделок в это время в отделении не было. На нас, чужих этому дому людей, больные производили тяжелое впечатление своими странными глазами и асимметрией в чертах лица. Мне тотчас вспомнилось, что Толе пришлось побывать в буйном отделении. «Когда буйные больные приходят в неспокойное состояние, их изолируют, — сказал врач. — Но, конечно, Рогозинниковой могло от них доставаться».

Подробнее: Е. Рогозинникова

Этот человек прожил жизнь яркую, насыщенную события­ми, во многих из них принимал самое активное участие.

Родился Константин Прокопьевич Грибаков 25 мая 1890 года в селе Сулак Сулганского района Саратовской области. Здесь же начал трудовую де­ятельность в 15-летнем возра­сте - сперва рассыльным, а затем помощником волостно­го писаря. Грамотность, акку­ратность в любых делах при­годились ему и в армии, куда был призван в 1911 году. Слу­жил тоже писарем, вплоть до событий революции 1917 года, в центре которых он оказался. Довелось повидать В.И. Лени­на, услышать его речь. Идеи большевиков захватили сол­дата. Поэтому, вернувшись в родное село после расформи­рования воинской части, Кон­стантин Прокопьевич в нояб­ре 1917 года вступил в партию большевиков. Вскоре был на­значен секретарем, членом президиума волостного испол­кома.

Потом была гражданская война. Служил в полку «Крас­ная Звезда», где проявил себя как стойкий защитник револю­ционных идей, пропагандист и. агитатор. Поэтому позднейшая биография была связана с ра­ботой в партийных, советских органах и по хозяйственной части. С конца 1919 года он трудился в городах Казани, Самаре, Пугачевске на разных должностях.

В 1933 году приехал в Красноуфимск, где и жил до после­дних дней. Работал директо­ром сельскохозяйственного техникума, затем - ответственным работником горисполкома и горкома партии. С мая 1953 года - директор краеведческо­го музея. Конечно, все эти годы трудился в полную силу, не считаясь со временем. Очень много времени проводил сре­ди молодежи, считая ее вос­питание главным делом ком­муниста.

Родина высоко оценила са­моотверженный труд этого че­ловека, наградив орденом Тру­дового Красного Знамени. А жители Красноуфимска при­своили в 1976 году Константи­ну Прокопьевичу Грибакову звание «Почетный гражданин Красноуфимска». К сожалению, спустя три года, 29 июля 1979 года, он ушел из жизни. Похоронен на городском кладбище, в одном ряду с могилами других Почетных граждан города: В.В. Морозовой и Р.В. Горбуновой.             

Увы, за давностью лет заслуги этих людей позабылись. Возможно, поэтому нет должного ухода за их могилами. Хочется надеяться, что городская власть возьмет захоронения Почетных граждан под свою опеку. Это было было бы справедливо.

В. Пажгин

Пажгин В. Грибаков Константин Прокопьевич (1890-1979):[Почет­ный гражданин Красноуфимска]/ В. Пажгин // Знак вопроса.-Красноуфимск, 2001.-N 11. - С. 2.

Среди выпускников и преподавателей Красноуфимекого совхоза-техникума достойное место занимает Михаил Захарович Комаровский, бывший директор и преподаватель земледелия. Он один из первых учащихся техникума, поступивших в это учебное заведение в первые годы советской власти. После его окончания учился на агропедагогическом факультете Московской сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева. С большой страстью и любовью изучал педагогику, а также земледелие.

Он был лучшим студентом в группе, хорошо освоил учение о почвах и системах земледелия, за что академик В. Р. Вильямс вручил ему свою книгу.

С сентября 1937 года по сентябрь 1941 года М. 3. Комаровский работал заместителем директора по учебной части, aзатем по январь 1958 года трудился директором техникума. М. 3. Комаровский прожил славную трудовую жизнь, воспитал многие поколения агрономов.

В лице М. 3. Комаровского мы видели не только прекрасного педагога, агронома, но и опытнейшего администратора, директора и воспитателя.

Подробнее: Учитель агрономов

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ