История 20 века

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях         
 
 

Библиотечные страницы

В мае 1923 года из воспитанников детского дома имени Луначарского комсомолкой Шурой Тецнер был организован в городе Красноуфимске первый пионерский отряд. Были в нем Гриша Белоусов, Федя и Леша Аблынины, Коля Шумаков, Шура Саламатава, Шура Бубнова, Коля Пермяков, Зоя Пермякова — наш звонкий запевала, Яша Кузнецов, Таня и Шура Коренкины и многие другие. Вошли в отряд и городские ребята Ваня Свечников, Зоя Попова, которые потом стали вожатыми городских пионерских отрядов.

Для пионеров тех лет было обязательным обучение труду. И мы познавали труд в столярной, жестяной, переплетной и пошивочной мастерских. Были кружки цветоводства и огородничества. Занимались гимнастикой. Проводили всевозможные игры, с удовольствием маршировали по улицам города, громко распевая песни, и, как правило, сопровождала нас ватага городских ребят.

Пионерский лагерь располагался, как и сейчас, под Межевой. И сюда на наш костер по вечерам прибегали ребята из города попеть с нами песни.

Подробнее: Красноуфимской пионерии 50 лет

Красноуфимская промысловая артель «Горняк»  была организована в 1929 году. Артель работала исключительно на местном сырье: красная и белая глина, огнеупорная глина, кварцевый песок, известняк, лыко. Из огнеупорной глины и кварцевого песка  артель вырабатывала метлахскую плитку, гончарную посуду, игрушки и расчески; из красной глины – кирпич; из известняка – известь; из лыка – лапти.

На 14 марта 1944 года на производстве в артели было занято 126 человек рабочих и служащих. Территория занимаемая, закрепленными за артелью  по плану – 8 га, на котором были расположены следующие производственные постройки: гончарный цех, плиточный цех, сушилка, водокачка, сарай для сушки красного кирпича, материальный склад, кузница, конюшня, контора, детский сад и 10 жилых домов, в которых проживало  35 семей рабочих и служащих. Артель имела два нефтедвигателя: один – 25 сил, второй – 22 силы; одну динамо-машину для электроосвещения; один электромотор для накачивания воды; масленый компрессор; гидравлический 36-ти тонный пресс для прессовки метлахской плитки; два шаровых барабана для размешивания массы; глиномялку для перемешивания  глины; шесть кругов для формовки шаблонной столовой посуды; три круга для выработки горшков, корчаг и других изделий; гипсовых форм для столовой посуды.

В гончарном цехе была одна обжигательная печь для обжига посуды и ручная краскотерка. В плиточном цехе в обжигах темных печей для обжига плитки одна печь для обжига посуды и одна печь для обжига кирпича.

В 1943 году артель вырабатывала метлахской плитки 5994 кв.м.; 123400 литров гончарной посуды; 3845 штук разных игрушек; 24000 штук красного кирпича; 2.500 штук огнеупорного кирпича;1665 штук ящиков для упаковки плитки; 2800 пар лаптей; 2500 кг коры; 500 кг извести. Нарубили 3857 м.куб дров и 110 м.куб.  деловой древесины. Добыто 450 тонн огнеупорной глины. Всего на сумму 877758 рублей в неизменных рублях.

Такова история производственной деятельности Красноуфимской артели «Горняк» в советское время до 1943 года.

Материал для публикации подготовила Любовь АЛЕКСЕЙЧИК, старший научный сотрудник Красноуфимского краеведческого музея по материалам Государственного архива в Красноуфимске.

Фото из фондов Красноуфимского краеведческого музея.

// Вперед. — 2021. — 14 окт.. — C. 4 : фот.

рассказ - быль

В первых же боях на Песчаных горах в сентябре 1918 года колчаковцы, потеряв половину личного состава от могучих ударов нашей 30 стрелковой дивизии под командованием В. К. Блюхера, откатились в панике за город. Красноуфимские полки остановились: первый - в Ачите, второй - в Чувашково. Узнать о судьбе своих родных в тылу колчаковцев можно было только через разведчиков. От пятой роты первого полка выехали командир отделения Петр Матвеевич Шиляев и 16-летний Костя Деньгин.

Несмотря на усталость, под влиянием тяжелых впечатлений от рассказов родных и знакомых о зверствах колчаковцев. Петр долго не мог заснуть. Перед глазами то и дело вставали образы женщин, образ матери Кости и его сестер, над которыми глумились бандиты. Возникала перед глазами картина казни саранинцев.

Наконец, он заставил себя заснуть. Ведь скоро должен подъехать связной. Петр и не подозревал, что его мать уже сказала связному, что ее сын уехал. Добрая мать и не предполагала о том, какую медвежью услугу она оказала сыну.

В тот момент еще никто не знал, что эта тихая сентябрьская ночь станет роковой для многих красноуфимцев. Утром попали в лапы врагов и были зверски истерзаны Михаил Яковлевич Овчинников,. Александр Тимофеевич Городилов и другие.

Только тем удалось уйти к своим, кто это сделал ночью или еще днем. Именно в то время и убежали из города в Чувашково, где стоял второй Красноуфпмскпй полк, к своим мужьям Лина Силантьевна Никифорова с 3-месячным сыном и Ефросинья Степановна Бочкарева с двумя малолетними детьми.

Утром, когда Петр понял, что оказался в тылу врага, он сначала на лошади, а потом пешком стал пробираться к окраине города, избегая встречи с колчаковцами и местными богатеями.

Вот он на кладбище. Здесь не видно ни одной живой души. Можно осмотреться и обдумать план дальнейших действий. Вдруг из-за одного могильного холмика выросла фигура в красноармейской шинели.

— Василий Митюхлеев! — воскликнул Петр. — Ты откуда?

—  Оттуда, откуда и ты. — ответил тот. Петр обрадовался. Он знал Василия, который служил во втором Красноуфимском полку.

—  Что, Петр, в западне мы оказались? Видел, дороги и на Александровское и на Нижнеиргинск перехвачены белыми. Выход только один: сдаться. Давай вместе. Если кто добровольно, они не трогают. Ну, а если поймают, тут уж не пощадят.

Петр сначала слушал с удивлением, потом, с возмущением, Его лицо вдруг побагровело, и он закричал:

—  Изменником я не был и не буду никогда! А ты шкура, трус! Чуть опасность, так ты и лапки кверху!

—  Ну хватит, вот разошелся. я же пошутил. Вот пойду я город, я знаю укромное местечко, там и пережду, пока наши не придут, — изменив тон, поведал свой план Василий. — Хочешь, пойдем со мной.

—  Иди, —коротко ответил Петр

Когда Василий ушел, Петр понял, что оставаться ему здесь нельзя. Надо предупредить и Костю Деньгина. Петр не знал еще, что Костя, проснувшись утром и узнан, что в городе колчаковцы, переоделся в платье сестры и с хворостиной в руках, якобы в поисках коровы, пробрался за город.

Евдокия Ивановна, мать Кости, спрятала Шиляева под полом конюшни, Колчаковцев долго ждать не пришлось. Их привел Митюхляев. Офицер приказал разобрать пол в конюшне. И только когда осталось всего три половицы, послышалась команда: «Хватит, хватит, попробуй штыком' Штык проколол шинель Петра и, снользнув по телу, уперся в землю.

Матвей Семенович - отец Петра, узнав, что сын у Деньгиных, немедленно приступил к оборудованию убежища для него. Оно было определено под полом второй половины дома. Подполье было только под первой половиной дома и заканчивалось каменной стеной. Под гардеробом отец выпилил две половицы, и ход был

готов. Была углублена яма,. в которой можно сидеть, читать и писать. Елизавета, сестра Петра, принесла керосиновую лампу, тетради, книжки. Мать подобрала теплую постель, одежду.

Здесь, в подземелье, куда ни разу не проникал луч солнца, где не было никакого источника тепла, пришлось Петру прожить 9 месяцев. Из них четыре с половиной в комнате над ним находился штаб кавалерийской части белых. Общение родных с. Петром стало проблемой. Ежедневные «свидания» прекратились. Родным едва удавалось сунуть передачу и перемолвиться словами только раз в неделю,

когда из дома выходили все колчаковцы-штабисты.

Петр Матвеевич Шиляев - сын рабочего печника, сам каменщик, работал на строительстве железной дороги. Рабочая среда с ранней юности воспитала в нем глубокую убежденность в правоте Советской власти и ленинских идей. Его идеалом был добросовестное служение народу, делу В. И. Ленина.

Вот почему, скрываясь от врагов в подземелье, в тяжелейших условиях, он не пассивно ждал возвращения Красной Армян, он помогал в разложении колчаковцев, выпуская листовки, написанные на листках ученической тетради. Составив одну листовку, он переписывал с нее десятки копий и передавал сестре Лизе, которая расклеивала их ночью на заборах в местах скопления солдат и народа.

Родные снабжали Петра информацией о зверствах колчаковцев, он использовал эти факты в листовках с призывом повернуть оружие против буржуазии и помещиков. Все листовки подписывал «коммунист».

Петру хорошо были слышны разговоры офицеров. Он узнавал, что в тылу врага не так уж спокойно. Кое-где партизаны делали налеты на обозы, выводили на строя телефонную связь. Несколько рал ему приходилось слышать и отзывы о его листовках.

- Этого «коммуниста» мало повесить, из него надо вытянуть все жилы, чтобы неповадно было, - слышал он визгливый голос. - Но где же скрывается этот «коммунист»? - терялись в догадках офицеры.

«Не дальше метра от вас», - улыбался про себя Петр.

«Однажды в полночь я шла по городу расклеивать листовки и вдруг наско: чила на патруль. Меня остановил один из солдат.

— писала в своих воспоминаниях сестра Елизавета. — «Куда идешь?» Я, вся дрожа от страха, выпалила: «Мать умирает, к врачу», И он пропустил».

Особенно тяжелыми для Шиляевых были зимние месяцы, когда Петр болел. Жили все, как на пороховом погребе. Больной человек под полом мог выдать себя кашлем или криком в бреду. Родные знали, что Петр был вооружен винтовкой, двумя гранатами и жизнь свою даром не отдаст. Поэтому каждый день они ждали роковой минуты. А тут еще частые обыски. Четырнадцать обысков пришлось выдержать Шиляевым. Не оставалось места, которое бы не прощупали, не протыкали штыком колчаковцы, а их. как всегда, приводил В. Митюхляев, предатель.

Только за две недели перед освобождением нашего города штаб части выехал с квартиры Шиляевых, дав возможность на некоторое время вылезать из подполья Петру, ставшему седым, получившему костный туберкулез.

5 июля 1919 года стал знаменательным днем в его жизни. Свершилось то, во имя чего боролся человек, которому исполнилось только 22 года: он вышел из подполья.

О дальнейшей судьбе Петра Елизавета Матвеевна писала, что сначала его направили командиром Красной Армии, затем военкомом, где он организовал борьбу с бандами дезертиров.

После долгих ходатайств П. Шиляева направили, наконец, на фронт, в распоряжение пятой роты первого Красноуфимского полка. В 1921 году врачи настояли отправить его на курорт» по дороге туда он и умер, 24 лет от роду.

Такова короткая жизнь патриота Петра Матвеевича Шиляева, фотография которого экспонируется в нашем краеведческом музее.

А. БЛОХИН, краевед.

// Вперед. — 1977. — 9 сент. — C. 3

Селекционная станция, какой я ее знала, знаю и хочу видеть в будущем

На красноуфимскую селекционную станцию я приехала в 1939 году и приняла заведование школой. Это спустя три года после принятия Конституции СССР и четыре - со дня образования станции. Поселок был маленький. Стояло несколько домов, построенных в прошлом веке, школа, старое административное здание да несколько бараков,

Гордостью поселка был двухэтажный деревянный восьмиквартирный дом для специалистов станции. Его считали верхом совершенства, хотя не было в нем никаких удобств и благоустройства. Не было ни водопровода, ни радио, а о телевидении в ту пору мы ничего и не слыхали. Сферу обслуживания составляли медпункт да продовольственный ларек.

Селекционная станция только начинала свою работу. Хозяйство было небольшое, техника незначительная. Все работы велись вручную, на лошадях и быках.

А коллектив был хоть и небольшой, но очень дружный. Это рабочие, научные сотрудники, учителя, медики. Жили мы голодновато,

тесновато, бюджеты и костюмы наши были весьма скромны. Но зато в каждом из нас жила глубокая вера в лучшее будущее и страстное желание приблизить его.

Все стремились не только работать лучше, но и благоустроить наш поселок. Садили деревья, в центре разбили сквер с хорошим цветником, построили танцплощадку. Строго охраняли окружающие рощи.

Тон всему лучшему задавала интеллигенция. Это супруги Баженовы, Воробьевы, Бояковы, Козак, Щербаковы (Нина Александровна Щербакова лично знала М. В. Фрунзе по подпольной работе), учителя О. И. Савченюк, О. И. Кряжевских, М. Д. Алексеева. Позднее влились в наш коллектив научные сотрудники О. А. Манохина и И. А. Туз. Неутомимыми активистами были директор станции П. И. Усталов и секретарь парторганизации К. В. Пролетарский, имя которого сейчас носит одна из улиц поселка.

В ту пору существовал ликбез, а мы организовали еще и школу для взрослых. Ставили спектакли, даже отрывки из опер, пел хор, работали музыкальные кружки, устраивали вечера для интеллигенции и совместные вечера рабочих и служащих. Торжественно отмечались все красные даты календаря. Клуб и школа были центром культурно-массовой работы. Помню, какими интересными были молодежные вечера. Каждый раз назначались ответственные за их организацию, приходили родители. Все проводилось на общественных началах.

Но мирную жизнь прервала война. Непоправимые утраты нанесла она народу, не обошла и селекционную станцию. Все молодые, здоровые мужчины ушли воевать. Ушел и мой муж. Остались в основном женщины, старики и подростки.

Нашим женщинам, вынесшим на своих плечах невероятные трудности, нет цены. Не знали они ни отпусков, ни выходных, выполняли всю тяжелую мужскую работу. И выдержали. Земной поклон им за это.

В школе, где я работала, осталось лишь два учителя. Нагрузка на каждого удвоилась. Но, несмотря на это, после уроков мы скирдовали солому, копали картофель, работали на зерновой площадке. А потом часов до двух ночи проверяли тетради. А летом заготовляли для школы 50 кубометров дров, садили гектар картофеля, чтобы кормить школьников, работали на полях. И никогда не прекращали пропагандистскую работу. Мы не только твердо верили в победу, но и вселяли эту веру в других.

Враг был под Москвой. Сколько мы пережили тогда, трудно передать словами. Я собралась добровольцем на фронт, вечерами ходила в город на курсы медсестер, проходила практику. Но, к сожалению, меня не взяли из-за того, что у меня были маленькие дети.

В годы войны селекционную станцию посетила соратница В. И. Ленина Елена Дмитриевна Стасова. Беседовала она с рабочими, со школьниками, вселяя веру в победу над фашизмом.

Трудно жилось нам в годы войны. Но, несмотря на это, мы приютили тогда сотрудников Всесоюзного института растениеводства под руководством академика И. Г. Эйхвельда, вырвавшихся из блокадного Ленинграда. Мы делились с ними, чем могли.

Кончилась война. Более 40 человек не вернулось на станцию. Годы притупили боль утрат, но не залечили ее. И боль эта, и безотцовское детство остались как шрамы.

Постепенно начало расти и крепнуть хозяйство, а в последние годы развивалось особенно бурно. Разве узнаешь сейчас то довоенное небольшое хозяйство и тот поселок? Основные средства станции сейчас составляют 4812 тысяч рублей.

Хорошая оснащенность техникой, достаток минеральных удобрений, квалифицированные кадры — все это позволило выйти хозяйству в одно из передовых. Здесь выведены прекрасные сорта зерновых культур, выращиваются высокие урожаи картофеля. На весь район славится богатыми надоями молочнотоварная ферма.

Много сделано и делается здесь для людей. Построена светлая восьмилетняя школа, скоро сдадут в эксплуатацию детский сад, есть несколько магазинов, 9 благоустроенных многоквартирных домов. С городом теперь нас соединяет асфальтовая дорога, постоянно ходят автобусы.

Неизмеримо вырос материальный уровень трудящихся. В квартирах современная мебель, радио, телевизоры, у многих - машины, мотоциклы, сады. Люди со вкусом одеваются.

Осуществляется всеобщее среднее образование. Трудящиеся станции постоянно повышают свои знания. Сегодня три человека учатся заочно в аспирантуре, 8 - в институтах, 9 - в техникумах.

Заботясь о здоровье рабочих и служащих, рабочком только за последние два года направил в санатории, на курорты, в туристические путешествия, дома отдыха 65 человек.

Большие перспективы у станции. Она стала частью Уральского селекционного центра. Научную работу возглавляет сейчас В. А. Воробьев - сын известного селекционера А. В. Воробьева, Владимир Александрович здесь родился и вырос. А во главе хозяйства стоит В. Н. Краюхин, сын простой крестьянки из соседней деревни, брат Героя Социалистического Труда Василия Николаевича Краюхина, отдавшего много сил для развития станции.

Гордясь успехами, достижениями, хочется видеть родной поселок, станцию, жизнь людей еще лучше. Мне кажется, что сейчас есть все возможности для того, чтобы создать здесь образцовый быт, культуру, бороться за предприятие коммунистического труда.

К сожалению, неважно пока у нас работает клуб. Назрела необходимость иметь здесь Дом культуры с хорошим штатом работников. А пока его нет, можно силами общественности оживить работу имеющегося клуба, создать кружки. Например, клуб молодоженов, в котором бы культурно отдыхали молодые супружеские пары, решали бы в нем вопросы воспитания детей, взаимоотношений в семье.

Можно создать молодежный и пионерский клубы, открыть университет культуры. В нашей чудесной роще можно создать парк культуры и отдыха, а школьный стадион превратить в поселковый, чтобы им могла пользоваться вся молодежь. Силами субботников построить в парке танцплощадку, скамеечки для отдыха, заливать на зиму каток, сделать асфальтовые дорожки.

При каждом клубе, кружке надо создать правление, куда входили бы рабочие и интеллигенция поселка. Все мероприятия проводить продуманно, планово. Есть кому у нас и возглавить клубы. Это можно было бы поручить Н. Н. Сыроватко, О. Д. Рощиной, 3. П. Мазуниной, В. Г. Колмаковой - людям образованным и культурным.

Считаю также, что недостаточно уделяем мы внимания чистоте и порядку в поселке. Может быть, стоит создать при дирекции станции домоуправление, которое вело бы воспитательную работу с людьми, требовало бы строгого соблюдения правил социалистического общежития, особенно от тех, кто живет в благоустроенных домах. Домоуправление же взяло бы на себя и роль организатора в озеленении поселка, чтобы все дома утопали в цветах.

Можно создать парк и у школы, где бы ребята могли заниматься и полезным трудом, и вести наблюдения за природой, и отдыхать. Совсем не благоустроены у нас территории административного здания, молочнотоварной фермы, машинный двор, улицы Грязнова и К. Пролетарского. Большую долю работ в этом деле можно сделать субботниками.

Ведущая роль в преобразовании поселка принадлежит коммунистам, партбюро селекционной станции. Они должны подчинить своему влиянию все население, возглавлять воспитательную работу с людьми.

Верю и глубоко убеждена, что пройдет совсем немного времени, и Красноуфимская селекционная станция наряду с опытом выращивания зерновых, производства продуктов животноводства будет пропагандировать опыт борьбы за коллектив коммунистического труда, за поселок образцового быта и высокой культуры. Верю в молодые рабочие силы, в моих коллег - учителей.

Е. КИРЬЯНОВА, учительница- пенсионерка.

// Вперед. - 1977. - 1 нояб. - C. 2.

Из воспоминаний участницы Пленума ЦК ВЛКСМ А.И. Хабаровой

На освобожденной комсомольской работе я начал работать с 1962 года вторым секретарём Ачитского РК ВЛКСМ. А когда в конце года произошло слияние пяти районов (Ачитского, Артинского, Сажинского, Ман- чажского и Красноуфимского) в один Красноуфимский с образованием комитета комсомола Красноуфимского производственного управления, были образованы промышленный и сельский ОК ВЛКСМ, ГК и РК ВЛКСМ.

Эта ошибка была исправлена в 1965 году, а до этого комсомольская организация нашего комитета была очень многочисленна и, можно сказать, неуправляема. Однако, благодаря опыту комсомольской работы, настойчивости, требовательности первого секретаря Ставникова Евгения Алексеевича, организация развивалась, пополнялись (и очень сильно) её ряды, совершенствовались формы работы.

Евгений Ставников - умный, сильный руководитель, легко сходился с людьми, секретари первичек очень его обожали. Это был настоящий лидер, комсомольский вожак. Перед комсомольцами ставилась триединая задача: воспитание молодёжи на революционных, боевых и трудовых традициях советского народа. Работа велась в трёх направлениях: трудовое, политическое (военно-патриотическое) и нравственное воспитание молодёжи.

В начале 1965 года после отделения Ачитского и Артинского районов был образован единый ГК ВЛКСМ (для города Красноуфимска и Красноуфимского района).

Подробнее: Комсомольцы 60-х

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ