Материалы краеведа В. Д. Ганькина

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях           
 
 

Библиотечные страницы

Значительная часть русского населения - "вольные" люди, переселившиеся по правительственным указам. Старообрядцы - не имели фамилий и на вновь освоенной территории, на Урале. Доходило до парадоксов и, собственно, даже и фамилии не было, а только прозвища в деревне.

"Как же я вас буду по книге записывал»? - говорил священник. - Вот в нынешнем году три Ивана Шалаевых умерли и три Ивана Шалаевых родились, а в прошлом году было то же с Матренами - две Матрены умерли, две Матрены родились". "Уж так с испокон веку, - отвечал староста, - все Шалаевы, и делу конец. Значит, прадед-то наш назывался Шалаем, вот и вышли все Шалаевы, по прадеду, значит. От начальства тоже прижимки бывают. Как-то 5 лет назад возился сдагь в солдаты наших парней, и, как на грех попались три Сидора и все Иванычи. Воинский начальник даже обиделся". "Надо бы все-таки фамилии придумывать, - советовал священник. - Оно для вас же удобнее". А для чего нам, батюшка, фамилии? Живем в лесу с испокон веку и друг дружку знаем... А покойников на том свете господь батюшка разберет и без нас, кто чего стоит". Короче, был большой простор для "изобретения" фамилий. Большую группу составляют так называемые географические - по месту прежнего жительства - губернии (Вяткины, Калугины), по городу или уезду (Сарапуловы, Кунгуровы), селу или деревне, по реке или роднику, озеру. Автор предлагает партию фамилий, которые составлены по изданию "Список населенных мест по сведениям 1869 года"; СПБ, 1875 г. Читателю надо иметь в виду три обстоятельства: 1. За этот период исчезли с карты страны не десятки, а сотни и тысячи сел и деревень. 2. Носители одинаковых фамилий в каком-то двудесятом колене могут быть родственниками. 3. Большинство переселенцев в теперешний юго-запад области были из ближних и дальних уездов и волостей Пермской губернии.

Андрюков - указывается деревня с таким названием в Пермском уезде.

Анисимов - д. Анисимов в Кунгурском и Аниеимо в Чердынском уездах.

Бабин - населенные пункты с таким названием были в Пермском, Оханском и Соликамском уездах.

Брагин - в Оханском уезде были хутора Братина 1 и 2-й.

Белобородов - в Оханском уезде были деревни Белобороды и Белобородова.

Белослудцев - корни Белослудцевых из Архангельской губернии - из бассейна реки Белая Слуда встречаются поселения Слуда в вятских, вотских и пермских землях.

Подробнее: Откуда твоя фамилия

Удачлив был в торговых делах купец Хафиз, недаром был назван окннским муллой, богоугодным именем: «Хафиз», что в переводе с арабского - «человек, знающий Коран наизусть».

Приходилось купцу 2-й гильдии по коммерческим делам мотаться по просторам империи, бывал он и в губернской Перми, горнозаводском Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Москве и в самой северной столице - Санкт-Петербурге. Особо беспокойными выдавались первые месяцы года в Усть-Маше, главной пристани, где готовились баржи, складировалось зерно. Не один раз по Златоустовскому тракту гонял на своем аргамаке Карагез купец Хабибуллин в уездный Крас- ноуфимск, на пристань и в родовое имение в Большую Оку. Однажды (было это в 1905 году) задержался на пристани большеокинский купец. Хотя давал по мартовскому снегу хорошую скорость: что был за конь! За час одолевал более 30 верст! Проехали Бугалыш, Сарсы, вот и Тавра. Надвигались сумерки. До Оки оставалось не так уже много. Но не только расчетлив был Хафиз-бай, но и осторожен. На широких просторах империи хватало «лихих» людей: были они в поездах горнозаводской железной дороги, на пароходах Камского товарищества «Любимов и К», в гостиницах больших и малых городов, на трактах государевых. Для осторожности была причина: вез Хафиз с собой приличную сумму денег в кожаном мешке (вес в «Катьках»), так называли ассигнации с изображением императрицы Екатерины II, сторублевки, самый большой номинал.

Мысль переночевать в Большой Оке возникла внезапно, хотя был повод для спешки: как раз в этот день второй дочери Разие исполнялось три года (жена Салима не даровала наследниками). Хафиз резко повернул Карагеза к воротам старого знакомого («кунака») Ишмекея, который был не только хлебосолен, но и знал язык соседнего народа.

В ту пору по сумеречной дороге проходил житель околотка Чердаки. Он по лошади узнал, кто возница. При резком свороте что-то вылетело на дорогу из кошевки известного купца. Прохожий мариец подобрал это нечто, повертел в руках  не понял, что это такое: круглое, есть короткий ремешок. Придя к себе домой, уже во дворе бросил на клети сарая свою находку - и забыл.

Прошло несколько лет. По какой-то причине упомянутый сарай стал не нужен. Нашелся и покупатель, назовем его Максим. Был он из Малой Тавры. Собрал он «помочь» и на нескольких десятках лошадей увез тот сарай на свою усадьбу и восстановил в прежнем виде. Эта покупка деревянного строения внесла в его жизнь разительную перемену. Стал он творить для бедного марийца, который и имени в официальных документах и в межнациональных отношениях не имел, немыслимые дела: поставил в два года новый дом, покрыл железом, купил лошадей, с ярмарки ли базара Большеокинского не возвращался без покупок, лубеные лапти повесил на шесток.

Позже догадался бывший хозяин того сарая, что в кожаном мешке Хафиз-бая были деньги, да немалые. А для самого большеокинского богатея потеря, была неприятна, но и не разорительна: ведь он ворочал тысячами...

Валерий Ганькин

//Городок. – 2005.

«...А благочестие - кто уверовал в Аллаха., и давал имущество близким, и сиротам, и беднякам, и путникам, и просящим...»

(Коран, 2-я сура, аят 172)

Быстро выросшая популярность Большой Оки как одного из торговых центров Красноуфимского уезда привлекла внимание предприимчивых людей. Ведущее положение среди большеокинских купцов занимали купцы-мусульмане, выходцы из казанских татар. Первые из них появились после крестьянской реформы 1861 года.

«Окинцы с благодарностью вспоминают о Хафиз-бае - легендарном человеке в истории Большой Оки. Это был крестьянин, выбившийся в купцы, чрезвычайно много сделавший для поднятия экономики села: построил в деревне ярмарку, школы, мечети, что изменило весь его облик». (Б.С. Давлетбаев «Большая Ока». Уфа, 1992г. стр.8).

Среди местных татарских купцов наибольшей известностью пользовался Хафиз-бай, так его называли в народе. Настоящее его имя Мухаметхафиз Хабибулин. Он был уроженцем деревни Ор Мамадышского уезда Казанской губернии, 1850 года рождения. Приехал он в Среднюю Оку вместе с отцом - Хабибуллой совсем мальчишкой. Случилось это вскоре после отмены крепостного права. Отец его как «припущенник» получил земельный надел и одновременно занимался мелкой торговлей в собственной лавке. По истечении нескольких лет семья переехала в Большую Оку, построила новый дом. Отец оставил Хафизу небольшую сумму денег. К этому времени он был уже семейным человеком. К несчастью, у него здесь умерли первая, затем и вторая жена. В третий раз он женился на местной девушке - Салиме.

Красноуфимский уезд славился как зерновой регион губернии. В отчетах уездной управы есть такие неоспоримые факты: «Обширный хлебородный уезд ежегодно дает значительный избыток хлеба. В годы урожая этот избыток достигает 4-7 млн. пудов - 1910 гол». Затоваривание зерна получалось, в первую очередь, из- за отсутствия надежных путей сообщения, хотя спрос на зерно на просторах обширной империи был.

Бесспорно, Хафиз-бай был человеком своего времени: достаточно прочитать кабальные расписки за 1885 год: «15 июля. Башкир д. Б. Ока дает расписку Красноуфимскому купцу Хабибуллину в том, что занял у него 207 рублей, из которых 90 рублей обязуется уплатить непременно к 6 декабря сего года, а за остальные 117 рублей доставить ему овса хорошего качества 450 пудов».

Хафиз-бай пошел на оправданный риск: он закупку, перевозку и продажу сосредоточил в собственных руках.

Для этого он построил в Большой Оке комплекс хозяйственных построек (им пользовались в советское время до 60-х годов!), пристани в Красноуфимске, Усть-Маше, вспомогательный - в Метелях. Был у него и собственный дом в уездном центре - на углу улиц Приходской и Большой Гостиной, - сейчас это здание мечети. В самой Оке был возведен для него двухэтажный особняк в стиле волжских татар: вся усадьба, обширные хозпостройки и высокий забор были окрашены в зеленый цвет. Молва утверждает, что каждое бревно для нового строительства прошло через руки хозяина. По тем временам купец Хабибуллин совершил невиданное новшество - сушильный агрегат был приобретен аж во Франции.

Подробнее: Хафиз-Бай

Но люблю тебя, родина кроткая!
А за что - разгадать не могу. (С. Есенин)

В постсоветский период происходит интересное явление - возрос интерес к истории "малой родины": проводятся дни деревень (даже давно исчезнувших), сел, поселков, составляются родословные, выходят сборники об отдельных поселениях, районах. С интересом прочитал из этой серии сборник "Бисерть (железо, лес, земля и люди", автор - Р.А. Печуркина, Екатеринбург, "Сократ", 2013 год. Признавая бесспорную ценность этого издания, не могу не поставить вопрос: истинна ли дата 1735 год, которую считают годом основания этого поселения. Известно, что Горнозаводская линия была сооружена по указанию начальника Уральских горных заводов В.Н. Татищева. С возникновением Екатеринбурга в 1723 году сухопутное сообщение с центральной Россией выпрямилось - путь пошел на Подволошную, Уткинскую слободу, на Гробово Поле, Бисерть, а оттуда на Кунгур и Егоршинский завод и на Казань. В указе от 19.02.1747 года "О содержании крепостей в заводском ведомстве" было сказано, что "из крепостей до сего построенных при пограничных (!) местах для охранения от бунтующих воров башкирцев за нужно признается содержать с положенным при них военным снарядом по Кунгурской дороге при Гробовом Поле, Киргишанскую, Кленовскую, Бисертскую и Ачидскую". (ГАСО, ф. 34. оп. 1, д. 84, л. 69.)

Касательно дат основания указываются: 1723 год - острожки Кленовской и Гробовский, 1734 - Киргишанский, 1735 - Бисертский, и после под Березовой Горой в 14 верстах от Киргишанской ставится Березовая Застава: "Прежде между станциями Кленовской и Киргишанской на расстоянии 32 верст не было перемены лошадей, переезд же через гору, особенно во время весенней и осенней распутицы, затруднен: это и заставило устроить промежуточную станцию". Первоначально упомянутые были острожками и крепостицами Горнозаводской линии: "Крепость - стратегический пункт с воинским гарнизоном, имеющим долговременную, укрепленную из камня, земли, оборону из стен и валов, хорошо вооруженным запасами, имеющим самостоятельное управление. Острог - воинское поселение, обнесенное деревянной оградой, стена устроена из кольев, заостренных кверху, проживали здесь воинские люди, занимающиеся охраной обозначенных рубежей, ремеслом, земледелием, содержанием дорог, охраной почтовых станций". Надо напомнить, что обустройство Большого Сибирского (Московского) тракта происходило в 1745-1783 годах, а в 1798-1811-м он был реконструирован: его расширили, окопали канавами с двух сторон, осадили березами, тонкие места покрыли щебнем, на речках возвели добротные места, этот тракт находился в хорошем состоянии, пока не был перегружен транспортом. Что касается Сибирского тракта, то он был пущен в 1781 году, а официально утвержден "государевой" дорогой в 1783-м, хотя этот еще не обустроенный маршрут использовался где-то с 1745-го, а безвинно можно было ездить с 1863-го.

А история Большого Сибирского тракта такова.

Из-за отсутствия дорог сообщение европейской части России с Сибирью долгое время осуществлялось по речным путям. Из сухопутных путей существовала Бабиновская дорога, заменившая собой дорогу Чердынскую. Из Казани через Елабугу на Соликамск была проложена Арская дорога. В 1689 году был подписан первый русско-китайский Нерчинс-кий договор, положивший начало официальным отношениям между Россией и Китаем. Торговые потребности поставили ребром вопрос о создании полноценного транспортного коридора между странами. 12(22)ноября 1689 вышел указ о строительстве тракта, соединяющего Москву с Сибирью, однако на протяжении сорока лет это решение оставалось на бумаге. При Петре Iпуть из Европы в Азию по-прежнему состоял из множества сухопутных дорог, волоков, водных путей. Путешествие этим маршрутом описано протопопом Аввакумом в "Житии" и во второй части "Робинзона Крузо".

В 1725 году в Китай было направлено посольство во главе с графом Саввой Рагузинским-Владиславовичем. В результате двухлетних переговоров в 1727 году был подписан Бурипский договор об установлении границы вблизи будущего города Кяхты, а также Кяхтинский договор, определивший политические и торговые отношения между Россией и Китаем. Три года спустя правительство принялось наконец за обустройство Сибирского тракта, закончено оно было только в середине XIXвека. Сибирский тракт шел из Москвы через Муром, Арзамас, Козмодемьянск. Казань. Осу, Пермь, Кунгур, Екатеринбург, Тюмень. Тобольск, Большие Уки (Рыбино), где создан музей-заповедник "Московско-Сибирский тракт". Тару, Каинск, Колывань, Томск, Енисейск, Иркутск, Верхнеудинск, Нерчинск до Кяхты (на границе с Китаем). Далее чаеторговцы пересекали степи Внутренней Монголии и прибывали в Калган - крупную заставу на Великой Китайской стене, считавшуюся воротами в Китай. В середине XVIIIв. путь тракта изменился на более южный: от Тюмени он шел через Ялуторовск, Ишим, Омск, Томск, Ачинск и Красноярск до Иркутска и далее, как ранее. В конце XIXвека Сибирский тракт уже не мог - удовлетворить транспортные потребности российской экономики, что стало причиной сооружения железнодорожной Транссибирской магистрали...

Подробнее: О трех Бисертях

Но мила ты мне - родина кроткая,
А за что, разгадать не могу.

Сергей Есенин

Не первый год я занимаюсь историей поселений юго-запада области. В моем архиве есть сведения о них, которые, может быть, пригодятся любознательным читателям, тем более, по моим данным, у этих поселений, коих 12,- юбилейные даты.

Байбулда (245 лет) - деревня в Артинском районе. "Тептяри-черемисы поселились на земле башкир Мало-Кущинской волости в 1767 году. Копии с договора с квитанциями о платеже денег от них отобраны. Споры о земле с мещеряками д. Оки и припущенниками от оных крестьянами" - Д.С. Асфандияров; "В вотчинной земле башкир больше, и в Мало-Кущинской волости в 1 -й половине 18-го века возникли следующие деревни марийцев-тептярей, припущенных вотчинниками, - Малая Тавра, Большая Тавра, Байбулдино (1767 год), Иванайково (Памашал - 1755), Багишково (с 1761), Нижний Бардым, Курки, а также поселение татар под названием Бакейково" - Д. Исхаков. Впервые о численности узнаем из данных от 1864 года: дворов - 29, мужчин - 96, женщин - 90. Название деревни тюркского происхождения: "байбол" - деловой бай; в Кунгурском районе есть речка и село Байболовка. Жители этой же деревни и были корнями с Бирского уезда, откуда во 2-й половине XVIII века началось интенсивное переселение марийцев, которые поселялись на земле башкир - вотчинников из Большекызылбаево по письменным договорам. Земли на конкретных условиях, в основном, на определенное время - 10, 25, 40, даже 90 лет - давались на условиях аренды, эти записи назывались "дефер", отсюда - тептяри. Причиной переселения могли стать или башкирские "возмущения", или беспощадные карательные экспедиции русских регулярных частей, конницы и пехоты с применением артиллерии, немыслимыми казнями и зверствами, атак почему бы бросили насиженные места. Так возникли южные поселения двух районов, тем более в те же годы подселения тептярей были сделаны к существующим и ранее возникшим марийским деревням, потомки которых вышли с вятских и кунгурских земель, - Андрейково, Курки, Нижний Бардым, Малые Карзи...

При подворной переписи 1888-91 годов записано: "Байбулда - Большеокинской волости, Байбулдинского общества, от волости, школы и базара - 15 верст, врача - 30, Красноуфимска - 70; 1 винная лавка, 2 мельницы, ближайшая деревня Ильчигуловские хутора - 3, вода из речки". Черемисы - тептяри, бывшие помещичьи крестьяне. Тогда Байбулда относилась к самой южной Большеокинской волости Крас-ноуфимского уезда, туда же относились Андрейково - второе (8 дворов), Иванайково (Памашал), Кургат Татарский, Малая Тавра, Багышково и сама Большая Ока; было в этой деревне 43 двора с 251 жителем (120 мужчин и 131 женщина, земли на одного работника 45,6 десятины (1 д. = 1,009 га), 159 лошадей, 133 коровы, всего живности - 320, на один двор 7,5 головы. Что касается народного образования, то на 01.01.1913 года в Байбулдино-Иванайковской земской школе учащихся было 35, в том числе в 1-м отделении - 25, во 2-м - 7, в 3-м - 7, а своя школа появилась только в 1939 г. При первой советской переписи 1926 года в этой деревне было 47 дворов с населением 200 человек, из них 82 мужчины и 118 женщин. При организации коллективных хозяйств был организован колхоз "Марий". В последнее время здесь была устроена ГЭС для электроснабжения юго-восточных поселений, в том числе Могильниковской МТС, но непрочную плотину во время одного из больших наводнений "успешно" смыло. Так как Байбулда относилась к башкирской волости, к тому же близко были их поселения, то многие старые люди умели говорить по-татарски.

Подробнее: Вот приехали и поселились!

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ