Материалы краеведа В. Д. Ганькина

 
 

Библиотечные страницы

Из цикла «О нашей «малой» родине»

Средний Урал, особенно его юго-западные районы, интересны в этнографическом плане тем, что они многонациональны. Особое место занимают марийцы: во-первых, они здесь представляют угро-финнов; во-вторых, они были вторыми, после башкир и татар, (а в некоторых случаях первыми), поселившимися несколько столетий назад на обширных просторах древнего Уфимского плато.

Угро-финская группа объединяет 16-ть народов, их всего более 26 млн.; среди них марийцы занимают шестое место.

Само название этого народа «мари», что в переводе означает «человек; мужчина», общемирового значения: это слово имеет такое же значение в индийском, французском, латинском, персидском языках.

Угро-финские племена в глубокой древности жили от Зауралья до Балтики, об этом говорят многочисленные географические названия.

Древняя родина марийцев - Среднее Поволжье, - это берега Волги, междуречье Ветлуги и Вятки: здесь они жили более 1500 лет назад, а погребения говорят: их далекие предки облюбовали этот край 6000 лет назад.

Марийцы относятся к европеоидной расе, но у них наблюдаются некоторые признаки монголоидности, их относят к субуральскому антропологическому типу. Ядром формировавшегося в 1-м. тыс. н.э. в Волго-Вятском междуречье древне-марийского этноса были финно-угорские племена. В 10-м. веке марийцы впервые упоминаются в хазарском документе как «ц-р-мис», Угроведы считают, что среди древнемарийских племен было племя «чере», которое платило дань хазарскому кагану (царю) Иосифу дань, а на основе двух племен «меря» и «чере» (мис) возникла марийская народность, хотя до 1918 года этот народ носил колониальное название «черемис».

В одной из первых русских летописей «Повести временных лет» (12 век) Нестор писал: «На Белоозере седят весь, а на Ростовском озере меря, а на Клещине озере меря же. А по Оце реце, где потече в Волгу, мурома язык свой, и черемиса свой язык...»

«Тогда было около 200 родов, объединенных в 16 племен, которыми управляли советы старейшин. Раз в 10 лет собирался совет всех племен. Остальные племена создавали союзы» - из кн. «Урал и марийцы»; авт. С. Никитин с. 19

По поводу перевода названия племени «черемис» есть разные точки зрения: это и воинственный, и восточный, и лесной, и болотный, и из племени «чер(е), Сар».

Подробнее: О марийцах Урала

В очередной моей статье я привел данные о заметных датах этого года, связанных со школами, церковными приходами, населенными пунктами Красноуфимского уезда.

Волково - название деревни, что в Артинском районе. Имела второе название - Вахруши. Новоселы были из села Торговищенского, сейчас это в Суксунском районе. Там же была деревня Волкова со вторым наименованием - Полька. Новожилы были переселены по правительственному указу с присылвенской стороны. Договор на аренду с азигуловскими вотчинниками был заключен около 1793 года, а обосновались около 220 лет назад: учти, читатель, основали новую родину на голом месте! Предки волковцев были в Горнозаводском ведомстве Сыринской волости, были в подчинении Суксунского завода Г.А. Демидова, а на новом месте стали государственными крестьянами, которые платили подать и исполняли рекрутчину, а за аренду платили 30 копеек деньгами "с сохи". А также ежегодно устраивали угощенье (шарагат), скот тоже был на их пастбищах: за лето по 60 копеек с головы и плюсом - гостинцы. При подворной переписи 1888-91 годов записано: "Волково (Вахруши) - Сажинской волости, Волковского общества, от волости 15 верст, Красноуфимска - 45, от школы, врача, церкви, Артинского базара - 9; 2 кузни, Сажинский хлебный магазин, ближайшая деревня Петухово - в 3-х верстах, вода из 14 колодцев, русские государственные Артинского прихода. Тогда в деревне было 15 дворов с населением 105 душ при 55 мужчинах и 50 женщинах, земли на 1 ревизскую душу - 18,7 десятины, лошадей - 50, коров - 38, на 1 двор живности - 6,8".

При первой советской переписи 1926 года: дворов - 38, мужчин - 100, женщин - 220. В советский период деревня была в составе Симинчинского сельского Совета Манчажского района, а после Артинского района. Земское Волково-Петуховское начальное училище было открыто в 1900 году. В 1761 году были заключены договоры с кызылбаевскими башкирами-вотчинниками, на основании которых в последующие годы возникли Багышково, Тавра Большая и Малая, а Сарсы Первые - по договору с сызгинскими вотчинниками.

В Багышково в 60-х годах XIX века было хозяйств - 94 при 277 мужчинах и 278 женщинах; в 1888-91-м: 132 двора с населением 739 (355 - 384), лошадей - 395, коров - 275. Тогда селение относилось к Большеокинской волости, записаны как тептяри-припущенники. Были выходцами из Бирского уезда, т.е. относятся к южному направлению миграции волжских марийцев. По случаю недоверия к кунгурским марийцам были подселены в Андрейково, где было восемь их дворов, хотя подчинение осталось Больше-Окинским. При переписи 1926 года центр сельсовета в составе Артинского района с населенными пунктами - Большая и Малая Тавра, Верхнее и Нижнее Рыбино, Егорова заимка, мельница, сельхозкомму на, а в самом Багышково 160 дворов с населением 783 марийцев (362-421) и 15 русских. Земское начальное училище было открыто 120 лет назад - в 1896 году.

Тавра Большая представлена данными 60-х годов XIX века: 140 дворов, 436 мужчин, 456 женщин. В 1888-91-м годах: дворов - 225, мужчин - 573, женщин - 568, лошадей - 529, коров - 377, на 1 двор - 4,6, земли на 1 работника- 21,3 десятины. Выходы из Бирского уезда, Тогда была в составе Ювинской волости, а после 1917 года - в Манчажском, Артинском, Сажинском, Красноуфимском районах. До 1917-го в ходе насильственной христианизации в массовых марийских молебенных местах были открыты миссионерские школы (такой опыт был в Османской империи по подготовке янычар) здесь, в Больших Карзях, Юве, а также Боголюбовский женский монастырь на месте обычного источника, который для доверчивого и наивного народа был объявлен "святым".

Подробнее: Вот моя деревня, вот мой дом родной

«Господь ваш да ниспошлет на вас милость свою и да устроит для вас ваши дела ло своему благословению». (Из Корана)

В свое время я писал о тюркоязычных народах Приуралья. Что касается башкир РФ, то их численность - 1678000 человек (2002 г.), в частности, и Башкортостане - 1221,3 тысячи, в Оренбургской области - 52,7, Пермской -40.7, Свердловской -37,3. Челябинской - 166,4, Курганской - 15,3. Тюменской-46600. Есть такая классификация этого народа: 1) башкиры-вотчинники и их припущенники; 2) башкиры-вотчинники; 3) башкиры из тептярей бывшего военного заведения; 4) башкиры и татары бывшего гражданского ведомства. По племенному составу: башкиры; башкиры из тептярей; мещеряки; татары. Считается, что предки башкир обитали среди огузских племен в Средней Азии в IX веке. К 920-му году они перекочевали через Южную Сибирь в Предуралъе. Различают четыре антропологических типа: (!) сабуральский (уральская раса) - населяют северо-запад и запад Башкирии; светло-европеоидный (беломоро-балтийская) - СЗ и 3; южносибирская раса - СЗ и 3; южно-европеоидная (понтийскнй вариант, иидосредиземноморская раса) в бассейне реки Дема и ЮЗ и ЮВ горнолесистых районов. За большой исторический период образовалось более 50 башкирских племен, вот некоторые из них - ар, бисер, истяк, ишбулаг, мишар, сабир и др. Башкирский язык относится к кипчакской группе, и различают три диалекта: восточный (кувакин), южно-юрматский и западный (бурзян).

В наших краях наиболее известны таковые: дуван, кошсы, сызгы, упея.

Подробнее: О гайнах и гайнинцах

Значительная часть русского населения - "вольные" люди, переселившиеся по правительственным указам. Старообрядцы - не имели фамилий и на вновь освоенной территории, на Урале. Доходило до парадоксов и, собственно, даже и фамилии не было, а только прозвища в деревне.

"Как же я вас буду по книге записывал»? - говорил священник. - Вот в нынешнем году три Ивана Шалаевых умерли и три Ивана Шалаевых родились, а в прошлом году было то же с Матренами - две Матрены умерли, две Матрены родились". "Уж так с испокон веку, - отвечал староста, - все Шалаевы, и делу конец. Значит, прадед-то наш назывался Шалаем, вот и вышли все Шалаевы, по прадеду, значит. От начальства тоже прижимки бывают. Как-то 5 лет назад возился сдагь в солдаты наших парней, и, как на грех попались три Сидора и все Иванычи. Воинский начальник даже обиделся". "Надо бы все-таки фамилии придумывать, - советовал священник. - Оно для вас же удобнее". А для чего нам, батюшка, фамилии? Живем в лесу с испокон веку и друг дружку знаем... А покойников на том свете господь батюшка разберет и без нас, кто чего стоит". Короче, был большой простор для "изобретения" фамилий. Большую группу составляют так называемые географические - по месту прежнего жительства - губернии (Вяткины, Калугины), по городу или уезду (Сарапуловы, Кунгуровы), селу или деревне, по реке или роднику, озеру. Автор предлагает партию фамилий, которые составлены по изданию "Список населенных мест по сведениям 1869 года"; СПБ, 1875 г. Читателю надо иметь в виду три обстоятельства: 1. За этот период исчезли с карты страны не десятки, а сотни и тысячи сел и деревень. 2. Носители одинаковых фамилий в каком-то двудесятом колене могут быть родственниками. 3. Большинство переселенцев в теперешний юго-запад области были из ближних и дальних уездов и волостей Пермской губернии.

Андрюков - указывается деревня с таким названием в Пермском уезде.

Анисимов - д. Анисимов в Кунгурском и Аниеимо в Чердынском уездах.

Бабин - населенные пункты с таким названием были в Пермском, Оханском и Соликамском уездах.

Брагин - в Оханском уезде были хутора Братина 1 и 2-й.

Белобородов - в Оханском уезде были деревни Белобороды и Белобородова.

Белослудцев - корни Белослудцевых из Архангельской губернии - из бассейна реки Белая Слуда встречаются поселения Слуда в вятских, вотских и пермских землях.

Подробнее: Откуда твоя фамилия

Удачлив был в торговых делах купец Хафиз, недаром был назван окннским муллой, богоугодным именем: «Хафиз», что в переводе с арабского - «человек, знающий Коран наизусть».

Приходилось купцу 2-й гильдии по коммерческим делам мотаться по просторам империи, бывал он и в губернской Перми, горнозаводском Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Москве и в самой северной столице - Санкт-Петербурге. Особо беспокойными выдавались первые месяцы года в Усть-Маше, главной пристани, где готовились баржи, складировалось зерно. Не один раз по Златоустовскому тракту гонял на своем аргамаке Карагез купец Хабибуллин в уездный Крас- ноуфимск, на пристань и в родовое имение в Большую Оку. Однажды (было это в 1905 году) задержался на пристани большеокинский купец. Хотя давал по мартовскому снегу хорошую скорость: что был за конь! За час одолевал более 30 верст! Проехали Бугалыш, Сарсы, вот и Тавра. Надвигались сумерки. До Оки оставалось не так уже много. Но не только расчетлив был Хафиз-бай, но и осторожен. На широких просторах империи хватало «лихих» людей: были они в поездах горнозаводской железной дороги, на пароходах Камского товарищества «Любимов и К», в гостиницах больших и малых городов, на трактах государевых. Для осторожности была причина: вез Хафиз с собой приличную сумму денег в кожаном мешке (вес в «Катьках»), так называли ассигнации с изображением императрицы Екатерины II, сторублевки, самый большой номинал.

Мысль переночевать в Большой Оке возникла внезапно, хотя был повод для спешки: как раз в этот день второй дочери Разие исполнялось три года (жена Салима не даровала наследниками). Хафиз резко повернул Карагеза к воротам старого знакомого («кунака») Ишмекея, который был не только хлебосолен, но и знал язык соседнего народа.

В ту пору по сумеречной дороге проходил житель околотка Чердаки. Он по лошади узнал, кто возница. При резком свороте что-то вылетело на дорогу из кошевки известного купца. Прохожий мариец подобрал это нечто, повертел в руках  не понял, что это такое: круглое, есть короткий ремешок. Придя к себе домой, уже во дворе бросил на клети сарая свою находку - и забыл.

Прошло несколько лет. По какой-то причине упомянутый сарай стал не нужен. Нашелся и покупатель, назовем его Максим. Был он из Малой Тавры. Собрал он «помочь» и на нескольких десятках лошадей увез тот сарай на свою усадьбу и восстановил в прежнем виде. Эта покупка деревянного строения внесла в его жизнь разительную перемену. Стал он творить для бедного марийца, который и имени в официальных документах и в межнациональных отношениях не имел, немыслимые дела: поставил в два года новый дом, покрыл железом, купил лошадей, с ярмарки ли базара Большеокинского не возвращался без покупок, лубеные лапти повесил на шесток.

Позже догадался бывший хозяин того сарая, что в кожаном мешке Хафиз-бая были деньги, да немалые. А для самого большеокинского богатея потеря, была неприятна, но и не разорительна: ведь он ворочал тысячами...

Валерий Ганькин

//Городок. – 2005.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ