Красноуфимск дореволюционный

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Об этой небольшой, в черной обложке записной книжке рассказал нам в 1951 году ее хозяин — Александр Владимирович Рогожкин, возглавлявший подпольную партийную организацию Красноуфимска в 1906—1908 годах. А в 1970 году она была передана в наш краеведческий музей, уже после смерти Александра Владимировича, его сестрой, проживавшей в то время в городе Свердловске. А. В. Рогожкин выпускник Красноуфимского промышленного училища. В 1913 году он был участником становления Советской власти в городе, заместителем председателя уездного исполкома.

Судьба его записной книжки необычная. При обыске о квартире А В. Рогожкина, во время его ареста в 1908 году, эта записная книжка попала о руки жандарма. Еле разбирая мелкий, бисерный ровный почерк, читал он в ней по слогам: «Коэффициент расширения газа... живая сила поступательного движения...»

Технические термины, чертежи, схемы занимали 34 листка и не вызвали сомнений царского холуя. На 35 и 37 листках он задержал было внимание. Это была ведомость по сбору членских взносов за четыре месяца — с августа по ноябрь. Но, используя законы конспирации, она велась так, что вовсе не была похожа на партийный документ и для непосвященного человека на первый взгляд представляла частные расчеты. В этой ведомости были такие записи: «Барышня № 1 — 1 рубль; шир. шар.— 1 рубль; Васька — 1 рубль; Пашка — 1 рубль; Пута — 1 рубль; от М. — 3 рубля;    ЧЯ—ГОС — рубль; МК — 50 копеек».

Это были партийные клички большевиков. К сожалению, кому принадлежали они, например, «широкие шаровары» или «барышня № 1» и другие, для нас тоже пока неизвестно.

Подробнее: В условиях революционного подполья

Вчера была в музее - работала с книгами земской управы за 1901, 1902, 1903 год. Это работа по статье - ведем фоторасследование по одной очень старинной фотографии. Просидела над книгами всего пару часов, а так хотелось сутки и больше!!! На самом деле эти часы пронеслись как 10 минут. Потому что - это клад, а не книги. Читая содержание тебя «разрывает»: и здесь почитать хочется, и там - так интересно наблюдать развитие жизни города. Но приходилось сдерживаться - ведь есть четкая цель и ограниченность во времени.

Поработав с книгами, я шла и думала, что меняется всё, кроме главного. Меняются декорации и атрибутика, но суть людей и жизни остается неизменной. Всё так же есть люди, которые горят и отдаются целиком и полностью своей работе.

Золото-человек

Меня вот многие годы восхищает личность Мизерова - золото-человек, такая судьба у него непростая была.

Вот как раз в этих книгах прочитала, что Мизеров, отработав без отпусков, выходных и проходных 10 лет (10 лет!), просит у руководства время (в пару месяцев), чтобы съездить на курсы повышения квалификации, в которых он очень нуждался. Его отпустили, и он уехал туда со своим помощником - врачом Курдовым, который отработал при этом без отпуска 5 лет, и просил средства на эту поездку. Курдов пишет, что, имея большую семью, за годы работы ему так и не удалось накопить средств, а в получении новых знаний он очень нуждается.

Подробнее: Музеи - память о веках

В начале XX века в Красноуфимском уезде пассажирские и грузовые перевозки осуществлялись с помощью гужевого транспорта, был широко распространен извозной промысел. Перевозкой людей занимались легковые извозчики. Для  транспортировки тяжелых грузов нанимали ломовых извозчиков. Водовозы доставляли воду, а  вывозом нечистот  занимались ассенизаторы (до начала XX века нечистоты в шутку называли «ночным золотом», так как «сокровища» вывозились ночью, чтобы запах никого не смущал, а ассенизаторов называли золотарями).

В архивных материалах указываются места найма извозчиков в Красноуфимске: «… для легковых извозчиков – угол Ленинского проспекта и Почтовая улица, у вокзала… для ломовых извозчиков – по Почтовой улице против собора…». Для регулирования движения по улицам города и во избежание несчастных случаев были установлены особые правила для извозчиков: «… во время движения следовать только по правой стороне улицы, на поворотах замедлять скорость движения, не ездить по тротуарам…». Для гужевого транспорта была введена нумерация. Номера вывешивались на видном месте сзади экипажа или подводы. Экипажи, не имеющие номеров, задерживались, а виновные привлекались к ответственности. Нумерация гужевого транспорта гарантировала сохранность перевозимых грузов и багажа. В тот же период жители  Красноуфимска для передвижения использовали  велосипеды. В документах архива значится, что велосипеды в городе регистрировались и на них выдавались номера, за что взималась плата по 30 копеек золотом с одного велосипеда.

Позднее, в период развития промышленности и сельского хозяйства, в Красноуфимске появляется автотракторное движение. В документах значится: «… Учитывая, что в условиях города Красноуфимска автодвижение является новым, лошади боятся такового, обязать шоферов и трактористов останавливать машины при встрече гужевого транспорта, если лошади начинают высказывать признаки испуга, в ночное время выключать свет. Объявить населению о том, чтобы дети не вешались на кузов машины, не бросали камнями в проходящие автомашины… Все автомашины должны проходить от моста реки Уфы по Интернациональной улице до Горсовета и от угла Горсовета по улице Советской до железной дороги. При подъезде к мосту гужтранспорт обязан пропускать машины и трактора без задержки…».

Н.С. Тимофеева, зав. отделом использования архивных документов и научно-справочного аппарата  Государственного архива в г. Красноуфимске   

//Городок. -  2017. - 1 дек. (№ 48). - С. - 17

 

В 1876 г. губернатор г. Перми просил дать ответ, не сможет ли Красноуфимское уездное земство принять в свое содержание, на указанных почтовым департаментом условиях, почтовые станции Казанско-Екатеринбургского тракта от границ Вятской губернии через г. Пермь до г. Екатеринбурга.

Земские почтари длй безопасности в дороге снабжены были револьверами. При пересылке по земской почте корреспонденции как денежной, так и простой, утраты не замечалось.

В 1876 г. 6-е очередное Красноуфимское земское собрание уполномочило управу ходатайствовать перед правительством о проведении телефонной линии и учреждении телеграфной станции за счет телеграфного ведомства. Деньги на это распределялись лишь между теми станциями, где земства готовы были содействовать этому: заготовляли бы за свой счет столбы и предоставляли бы для станции бесплатное помещение.

В 1895 г. в земском собрании обсуждался вопрос об устройстве телефонной связи между земской аптекой, больницей и квартирой врача.  

Абонентная плата за пользование телефоном составила 25 рублей в год, причем повышать эту плату без разрешения Министерства внутренних дел было нельзя.

//Городок. - 1995. - 22 сент. (№ 21). - С. 2.

Водолечение на Ключеских сернистых источниках было организовано на прежних началах, т.е. земство предоставляло больным бесплатно помещения и ванны, стол же и белье больные имели свои.

Больные помещались в здании бывшей Николаевской богадельни, а водолечебница помещалась в ветхом и крайне неудобном здании, бывшей бани при богадельне, немного отремонтированном.

Неудобств каждому больному нужно было перенести очень много за все время лечения, и однако желающих попасть в водолечебницу было всегда больше, чем она могла вместить.

Большинство больных по своей бедности довольствовались хлебом с чаем, прикупая иногда молоко и яйца; горячей пищи почти никто не имел. Недостаточное питание, конечно, должно было отразиться на результатах лечения, однако, несмотря на такие недостатки, в большинстве случаев польза водолечения была громадная.

Всего больных за весь сезон было в водолечебнице 81 человек, на 12 человек больше сезона 1912 г.

Подробнее: Отчет о водолечении на Ключевских сернистых источниках на сезон 1913 г.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом