Материалы краеведа Л. С. Зеленцова

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях           
 
 

Библиотечные страницы

«…Верхняя часть этой местности, составляющая половину города, занимает, впрочем, берег не самой Уфы, а ее старицы, которая с каждым годом все более и более мелеет и зарастает травой и тиной... Еще не очень старые люди помнят, когда на месте ее протекала сама Уфа («Пермские губернские ведомости 1860 г., № 30).

Поясню, что речь идет об участке Уфы от моста до Барабы, то, что мы теперь называем рекой. А Уфа тогда протекала за островом, теперь там старица, протока. На плане города 1834 года этот участок тоже обозначен как старица, сама река протекала в то время за островом.

Еще один план. Год не указан, но, судя по тому, что на нем нет железной дороги, а «красная церковь обозначена, можно считать, что откосится этот план к 1914 - 1916 годам. Обозначены три хлебных пристани - все на нынешней старице, одна примерно там, где сейчас фермы совхоза-колледжа, остальные - против Барабы.

На крупномасштабных топографических картах 30-40 годов ясно видно, что главное русло идет от Барабы через учхоз к мосту, а то, что мы сейчас считаем рекой, - всего лишь протока, сравнительно узкая да еще перегороженная в самом начале почти полностью островом (отмелью). В 50-х голах главное русло перекрыли дамбой, a русло протоки углубили, и река потекла, как теперь.

Судя по многочисленным старицам (Бутки, Криулинская, под Соколовским Камнем, под Соболевским и т. д.). Уфа меняла свое русло много раз. И она опять уйдет от городя, если сейчас ничего не предпринимать. Перемычка (дамба) против Барабы уже размыта, а немного выше по течению берег настолько низкий что иногда в половодье воды реки и Бутков соединяются. К тому же в этом месте берут гравий, наступление на берег идет с двух сторон.

Остров, что напротив Дома культуры, размывается, зато с вызывающей тревогу скоростью растут три новых - один выше моста, другой - ниже, третий - напротив лесозавода. Русло с каждым годом сужается и мелеет. Ища выход, река будет подмывать правый берег либо пойдет от моста через район химчистки и птичника и соединится с Криулинской старицей.

Этот процесс уже идет, до некоторых строений на левом берегу осталось чуть больше метра, недалеко уж до улицы Черемуховой а за ней - старица. Острова ниже моста, узкое мелкое русло (да и мост тоже) могут послужить причиной образования ледяного затора при ледоходе. И тогда... Напомню два последних катастрофических наводнения.

1970 ГОД

В ночь на 19 апреля катастрофическое наводнение. Говорят, что такого не бывало с 1914 года. Река вскрылась ещё 12 апреля, но в Соболевской излучине образовался затор В том месте мелко, промерзает почти до дна, а вскрывается позже, чем в городе. Затор пытались взорвать, но безуспешно. 16-17 апреля пошел лед с верховий, но не мог прорвать затор. 18 апреля к половине дня льдом было забито русло от Соболей до хлебозавода (а может быть, и дальше).

Вода быстро прибывала. В ночь на 19 апреля река вышла из берегов и хлынула в город - сначала от лесозавода вдоль железнодорожной ветки, затем выше (через улицу Мизерова), потом по улице Манчажской и от Пионерского парка. Начиная от моста и до лесозавода мчался сплошной поток воды и огромные льдины.

К полудню 19 апреля, когда вода уже спала на метр, она все еще доходила до улиц Озерной и Металлистов, а ночью город до улицы Рогозинниковых был в воде. Льдинами забило улицу Мизерова ниже моста и даже пространство между этой улицей и железнодорожной веткой. Во дворе детсада «Ручеек» все разрушило льдинами. Льдом забило улицу Криулинскую, там работали бульдозеры, расчищая путь машинам.

Сообщение с Артями и другими заречными населенными пунктами, по-видимому, было прервано, так как у городской гостиницы скопилось много машин с грузами. Днем, хотя вода начала спадать, вплоть до улицы Рогозинниковых жители плавали на лодках, плотах, воротах, подбирая имущество (срубы, дрова, мебель), сидели на крышах, чердаках.

Говорят, что ночью в нижней части города, на острове и Варганке стояли плач, крики. Хорошо ещё, что все случилось в ночь на воскресенье, большинство взрослых были дома, а не на работе.

После той страшной ночи река больше не возвращалась в город. Человеческих жертв видимо, не было, но материальный ущерб получился огромным. По неофициальным данным, в совхозе-техникуме убытки исчислялись в 45 тысяч рублей. Создано было несколько комиссий по возмещению потерь, по выплате страховых пособий горожанам. На полях совхоза-техникума пахать было нельзя - их усеяли бревна, доски, попадались бочки железные и деревянные, ульи с сотами и даже тракторные сани. Люди на полях заготовляли дрова!

1979 ГОД

Прошло несколько лет. Земснаряд спрямил соболевскую излучину, прорыв новое русло и отгородив его от старого дамбой. Причина наводнений, казалось, была ликвидирована, и люди успокоились. Поэтому, когда в апреле 1979 года паводковая комиссия предупредила о возможном поднятии волы в реке на 430 см, многие не поверили, иронически улыбались. И не подготовились. А беда нагрянула.

Апрель в тот год стоял холодный, морозы доходили до минус 19 градусов. 18 апреля разыгралась пурга, видимость не более 10 метров, автомашины днем шли с зажженными фарами. Даже на горах в окрестностях города снег держался до 1 мая, не говоря уже о лесах. Уфа в черте города вскрылась только 30 апреля.

Поэтому, когда после 1 мая резко потеплело, появилось предчувствие беды, было тревожно. 3 мая река начала топить город со стороны лесозавода. Четвертого мая - высота воды 380 см, пятого – 420, шестого - 431, седьмого – 467, восьмого – 491, девятого - 497.  Лишь десятого мая вода начала спадать, а одиннадцатого вошла в берега.

На 9 мая положение было следующим. Между Чигвинцево и Соболевским Камнем - сплошная вода, она подошла к железнодорожной насыпи,, к домам, что стоят на террасе от коллектора до свинарника СПТУ-119. В воде - коллективный сад, нефтебаза. Между Юртобской горой и Криулино, Банным - сплошное море, торчат только верхушки деревьев. В воде, конечно вся Варганка, лесозавод, швейная фабрика, склады. Мост через Уфу почти весь в воде, до полотна его остается примерно 1 метр.

Вода появилась на углу улиц Манчажской п Интернациональной, хотя вся набережная до моста была заложена мешками с песком, здесь насыпали гравий. В учхозе по улице Буткинской до конторы - сплошной поток, по криулинскому тракту тоже. Большие машины еще проходят, но некоторые под водой сбиваются с дороги, проваливаются, моторы глохнут.

Людей перевозят на амфибиях. Дома за рекой по окна (а где и выше) в воде. Слева от моста, на пригорке, небольшой лагерь - некоторые живут в самодельных палатках, другие - в автомобилях, тут же привязана скотина. Говорят, что в учхозе коров и телят подняли па чердаки коровников. Вода сплошным морем в районе Зюрзи, подошла к Приданниково (но поезда ходят).

На этот раз катастрофа не достигла таких размеров, как в 1970 году. Со стороны лесозавода все время работали самосвалы, насыпая дамбу. Со стороны улицы Мизерова воду удерживало полотно дороги - после 1970 года его подняли, заасфальтировали, и оно сыграло роль дамбы. Только кое-где воде удалось прорваться через него.

Леспромхозу был нанесен ущерб около 100 тысяч рублей, тароремонтному участку - 8 тысяч, птицефабрике - 300 тысяч рублей.

Хуже было в Саране. Поселок топили две реки - Уфа и Сарана.

Уровень воды поднялся на 750 см! В воде был весь завод кузнечно-прессового оборудования, 900 домов (73 процента жилого фонда), у ближних к Уфе домов торчали из воды только крыши. Ущерб огромный.

Лучше предупредить

Забыть все это невозможно. А ведь Я рассказал только о том, что видел сам, что записано в моем дневнике. Если собрать свидетельства всех очевидцев, всех пострадавших, получилась бы целая книга. В последнее время мне все чаше вспоминается пространство от моста до улицы Азина, забитое огромными льдинами, бульдозеры, расчищающие дорогу.

Что, если подобное опять повторится? Страшно подумать, что будет с газопроводом, который у моста выходит из-под земли на расстоянии нескольких метров от русла. Разговоры о том, что подобное больше не повторится, потому-де, что теперь нет Соболевской излучины. И, стало быть, не будет и затора, наивны. Во-первых, вот они, преграды для льда - острова ниже моста и сам мост. А во-вторых, трагедия может быть и без затора, достаточно повториться синоптической обстановке, какая была в апреле - начале мая 1979 года.

Откровенно говоря, сам я не особенно ясно представляю, что и как делетать. Несомненно, нужно убрать острова, расчистить, углубить русло, но куда девать грунт? Хорошо бы насыпать дамбу от моста до птичника и ниже, насадить по нему деревьев. устроить тут пляжи, оградить заречные кварталы от паводковых вол. Но согласятся ли жители?

А если воды пойдут через Бутии, как это бывало неоднократно? Эти кварталы окажутся тогда в котловане, под водой. Насыпать дамбу аж до Барабы по берегу старицы? А что делать в устье Сарги? Оттуда ведь каждый раз начинает топить город.

Деньги? Их все равно придется искать для покрытия нанесенного наводнением ущерба. А это миллионы, и кто зияет сколько раз придется платить? Может быть, лучше сделать это один раз и надолго? Кроме того, уверен, посильное участие примут жители, и не только приречных кварталов.

Нужно создать комиссию из сведущих в этой области людей и решить что делать. Самодеятельность тут недопустима. Кто из непрофессионалов скажет, как поведет себя впредь растревоженная река? Не сделать бы хуже.

Под конец прошу извинения на случай, если такие люди уже работают, у них есть план и они собираются нам о нем рассказать, успокоить нас, а я, не ведая этого, ломлюсь в открытые двери, выставляю себя умнее других.

Л. Зеленцов, краевед. г. Красноуфимск.

 // Вперед. - 1991. - 19 марта. - C. 3.

Уже писалось о том, как два дрозда-рябинника в первые же месяцы своей жизни улетели из Красноуфимска зимовать в Западную Европу: один — во Францию, другой — в Италию. Новые данные позволяют думать, что те два путешественника не были – случайными. Как сообщил центр кольцевания, еще четыре наших рябинника обнаружены в тех же странах. Один дрозд родился в 1976 году у завода стеновых материалов, другой — в 1977 году у деревни В-Никитино, а в декабре 1977 года их обнаружили во Франции.

Итальянские провинции Бергамо и Брешиа расположены рядом. Там и провели прошлогоднюю зиму два дрозда 1977 года рождения. Один родился в окрестностях Красноуфимска (у озера Будки, в сосняке). другой — у деревни Куянково. В тех же провинциях далекой Италии зимовал дрозд в 1975 года, окольцованный в мае того же года на реке Уфе, ниже Соболей. И еще одно сообщение — из Новороссийска. Краснодарского края. Там в марте 1978 года видели нашего дрозда. Возможно, он возвращался с зимовки, придерживаясь морских побережий.

Из этих данных можно сделать ряд выводов. Молодые рябинники в возрасте нескольких месяцев улетают из родных мест. Птицы из разных поколений, расположенных друг от друга на значительном расстоянии, зимуют в одних и тех же местах. И это повторяется из поколения в поколение. А вот в каком возрасте они возвращаются в свои родные места и возвращаются ли вообще, сказать пока нельзя. До сих пор весной в наших лесах не встречено ни одного окольцованного дрозда. А ведь их уже около двух тысяч. Большая часть из них, вероятно, погибла. Но все равно, если бы в каком- нибудь месте появился окольцованный дрозд, он, непременно, привлек бы внимание: кольцо на ноге хорошо видно даже без бинокля.

Мухоловки-пеструшки и береговые ласточки возвращаются в родные места на следующий же год. Я уже рассказывал о том, что мухоловка-пеструшка вернулась в гнездо, в котором родилась год назад, вывела и выкормила птенцов.

Нынче летом на левом берегу Уфы, ниже деревни Чигвинцево были пойманы четыре береговые ласточки, окольцованные птенцами и взрослыми в 1977 году в трех разных местах: на Уфе. выше завода стеновых материалов, на Саране, против устья Широкого лога, и на Саране, выше деревни Шурышовки. Против устья Широкого лога тоже попались три ласточки, родившиеся здесь же в прошлом году.

Из этого следует, что береговые ласточки достигают зрелости в возрасте одного года, возвращаются в места гнездования на другую весну после своего рождения, совершают перелеты общей стаей, старые и молодые летят вместе.

Синицы -зимой, по-видимому, не кочуют далеко и каждый год зимуют в одном и том оке месте. Пойманные в сентябре попадают в ловушки по несколько раз в течение всей зимы. Каждую зиму попадают окольцованные и в прошлом году, и два и четыре года назад. А вот чужих синиц не поймано ни одной. И всего одно сообщение о том, что из наших краев синица улетела довольно далеко. Окольцованная в октябре 1976 года в Красноуфимске, в ноябре 1977 года она была поймана в Кунгуре.

Всего за пять лет много окольцовано 5 тысяч птиц разных видов (1800 из них в этом году). Будем ждать новых сообщений,

Л. ЗЕЛЕНЦОВ, преподаватель педучилища.

// Вперед. — 1979. — 6 янв.. — C. 4.

При определении хозяйственного значения птиц необходимо учитывать, что один и тот же вид в разное время года, в разных районах страны и для разных отраслей хозяйства может быть и полезным и вредным. Абсолютно полезных и абсолютно вредных для хозяйства птиц нет. Но даже в том случае, если окажется, что вред намного больше пользы, нельзя ставить вопрос об истреблении вида, ибо мы неизбежно вступим в конфликт с природой. У природы нет врагов среди птиц и животных. Все виды играют одинаково важную роль.

В наших краях встречается примерно 150 видов птиц в определенных соотношениях. Например, в любом лесу зябликов гораздо больше, чем дятлов, а кукушки встречаются еще реже. И это не случайно.

Птицы - мощные ускорители круговорота веществ, и именно в этом заключается их огромная роль в природе. Насекомоядные птицы, например, синицы съедают за день столько насекомых, сколько весят сами и даже больше. Маленькие мухоловки-пеструшки (вес 20 граммов) за 15-16 дней успевают скормить своим птенцам около 1,5 килограмма насекомых. Есть данные о том, что в лесу птицы уничтожают до половины имеющихся насекомых.

Другая важная особенность питания птиц - пищевая специализация. Только дятлы способны добраться до короедов, зяблики всем насекомым предпочитают жуков, большая синица скармливает своих птенцов преимущественно мелкими гусеницами (около 80 процентов), кукушки истребляют волосатых гусениц, Стрижи уничтожают насекомых высоко в воздухе, ласточки ближе к земле, трясогузки - в траве, синицы, корольки, пеночки - в разных ярусах деревьев. Наиболее всеядны врановые, но и у них прослеживается специализация в питании. Ворон, ворона, сорока в значительной мере хищники (уничтожают грызунов, иногда птенцов мелких птиц), галки, грачи более других насекомоядны.

Ни один вид в круговороте веществ не может быть полностью заменен другими видами. Изменение численности одних видов неминуемо отражается на существовании других.

Любой контакт человека с природой ведет к нарушениям естественного равновесия Это неизбежно Поэтому главным в наших взаимоотношениях с природой должна быть забота о том, чтобы она не потеряла способность к самовозобновлению. Эта забота и составляет сущность охраны природы.

Вернемся к нашим птицам. Нетрудно заметить, что человек существенно изменил соотношение видев. Значительно больше нормы стало воробьев, голубей, ворон, галок, скворцов. Без добавочной кормовой базы (пищевые отходы) и мест гнездования они не могли бы существовать в таком количестве.

Наоборот, значительно меньше стало болотных, водоплавающих птиц, а цапли вообще стали редкостью. Это связано с осушением и распашкой болот, что является также одной из причин обмеления рек. А это вызвало изменение в составе птиц, жизнь которых связана с рекой.

Меньше нормы сейчас дуплогнездников - синиц, дятлов, вертишеек, мухоловок, горихвосток. Человек вырубил на больших площадях зрелые леса, а в молодых дуплогнездникам негде гнездиться, там нет дуплистых деревьев.

Еще лет 40 назад в березнике, недалеко от того места. где сейчас стоит кинотеатр «Космос», можно было встретить вальдшнепов, а сейчас даже далеко от города иной раз за весь день не вспугнешь ни рябчика, ни тетерева, не говоря уж о глухаре. Тут главная причина - фактор беспокойства. Масса народа (часто с собаками, гитарами) - аукающая, поющая, кричащая - распугивает этих птиц, тем более, что они гнездятся на земле.

Особенно катастрофически сократилась численность хищных птиц и сов. Можно вспомнить печальный опыт некоторых европейских стран, где сначала выплачивали премию за каждую убитую хищную птицу, а затем эти страны вынуждены были ввозить хищных птиц из-за границы и обещать премии тем хозяйствам, на территории которых поселятся, выведут и воспитают птенцов хищные птицы.

Хищники выполняют роль санитаров, уничтожая преимущественно больных

птиц (их легче настигнуть) и тем самым не дают заразе распространиться. Кроме того, во время войны с хищниками под выстрел охотников попадали не ястребы (тетеревятники и перепелятники) - скрытые лесные птицы, а канюки, полевые луни, пустельги - птицы открытых пространств, питающиеся мышами. Экономический ущерб, нанесенный расплодившимися посла этого грызунами, подсчитать невозможно.

В нашей стране отстрел хищных птиц запрещен (в РСФСР с 1964 г.). Некоторые из них занесены в «Красную книгу» СССР. Из встречающихся у нас это скола, сапсан, балобан, дробник, чеглок, копчик, пустельга. За охоту на них предусматривается уголовная ответственность.

В газете «Уральский рабочий» от 5 января 1978 года были опубликованы новые правила охоты на территории Свердловской области. Отрадно, что кроме промысловых птиц под охрану взяты все хищные, все певчие птицы, а также лебеди, журавли серые, куропатки, перепела, чайки, совы, дятлы, кукушки. Запрещается не только охотиться на этих птиц, но и ловить их.

Несомненно, что эти правила будут способствовать восстановлению равновесия в природе, нарушенного человеком.

Л. Зеленцов, преподаватель педучилища.

// Вперед. — 1978. — 11 февр. — C. 3.

Этот список составлен на основании более чем 50 лет наблюдений на ЮЗ Свердловской области, в окрестностях г. Красноуфимска в радиусе около 10-15 км. Из более чем 140 видов, включенных в список, свыше 90% встречаются или встречались на окраинах города. Это объясняется большим разнообразием местообитаний. Р. Уфа, шириной ок. 150 м, имеет песчаные, галечные и обрывистые берега, есть старицы, два искусственных водоема (бывшие карьеры), заболоченные участки, большие пространства осушенных болот, большей частью распаханных или используемых под пастбища, сенокосы. В пойме есть заливные луга, по склонам окружающих гор (точнее — холмов, редко выше 100 м над уровнем реки). Кое-где сохранились участки ковыльной степи, не оказывающие, впрочем, никакого влияния на орнитофауну. Леса — пойменные, светлые сосновые боры и березовые рощи, небольшие участки елово-пихтовых лесов. Много коллективных садов, сельхозугодья. Сам город не влияет на видовой состав — нет ни одного вида, который обитал бы только в городе. Нет у города только скал, они в нескольких км от него.

Не являясь профессиональным орнитологом, автор испытывал определенные сложности при определении птиц и сомнения. Поэтому в список не включены некоторые пеночки, камышевки, совы — во избежание ошибок.

Красношейная поганка Podicepsauritus.С 1994 г. отмечено ежегодное гнездование на стоячих водоемах на окраинах Красноуфимска. С одного места можно было одновременно наблюдать 3-4пары с выводками.

Чомга Р. cristatus.На Александровском пруду (10 км от Красноуфимска) обычна, ежегодно гнездится, одновременно можно наблюдать несколько пар. В других местах не отмечена.

Выпь Botaurusstellaris.После 50-летнего перерыва вернулась на окраины Красноуфимска. В 1994 г. ее слышали до середины июня (не менее 3-4 особей). В других местах не замечена.

Подробнее: Птицы окрестностей Красноуфимска

В локомотивном депо есть музей. Его активисты пытаются установить точную дату основания предприятия, но пока назвать ее не могут, так как существуют разные мнения. Редакция газеты «Вперед» попросила высказаться по этому поводу краеведа Л. С. Зеленцова.

Что за противоречиями?

В Красноуфимске пока не обнаружено документа, в котором бы точно указывалась дата окончания строительства и введения в эксплуатацию паровозного депо. Поэтому вынуждены судить об этом приблизительно, исходя из других документов, в которых упоминается станция Красноуфимск. В таких случаях обычно пользуются не одним источником, а обязательно несколькими, сопоставляя их. При этом часто выявляются противоречия, направляющие ход расследования в другом направлении. Поступим и мы таким же образом. Сначала сделаем выписки.

«За время первой мировой войны общество Московско—Казанской дороги практически не вело строительство новых линий. Участки Арзамас — Канаш и Юдино — Дружинино, постройка которых началась перед войной, были сданы в эксплуатацию уже в советское время, первый — в 1918, второй — в 1919 году» («Стальная магистраль Нечерноземья». Горький, 1983 г., стр. 28).

«Еще более сложное положение наблюдалось на линии Казань—Екатеринбург. Это единственная из крупных железнодорожных линий, введенная в строй в период гражданской войны... На линии Казань—Екатеринбург в дореволюционный период было сделано гораздо больше, чем на дороге Нижний Новгород—Котельнич, и ряд участков был готов к сдаче в эксплуатацию. Но разрушения из-за военных действий были так велики, что приходилось одну и ту же работу делать несколько раз» (там же, стр. 53).

«Летом положение Советской республики вновь серьезно осложнилось. По приказу Ленина необходимо было срочно, в течение двух суток, отправить по Московско—Казанской дороге из Казани одиннадцать воинских эшелонов через Москву на Петроград, и одиннадцать воинских эшелонов из Екатеринбурга по лини Казань — Екатеринбург... Скорость поездов была увеличена до 600 верст в сутки, а по линии Казань—Екатеринбург до 500. Операция по переброске войск началась вечером 10 июня, а уже в три часа ночи 12 июня последний эшелон был отправлен из Казани ранее расписания на 2 часа 14 минут» (там же, стр. 57).

Подробнее: Что за противоречиями?

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ