войны-интернационалисты

 
 

Библиотечные страницы

ХРОНИКА КОРОТКОЙ ЖИЗНИ

• Родился Дмитрий 5 ноября 1976 года

• Учился в школе № 3 на "4" и "5". Его фото было на Доске Почета в школе

• Екатеринбургское высшее артиллерийское командное училище закончил на "отлично" (кстати, у Дмитрия дед - фронтовик, дядя - кадровый военный, а отец был пограничником)

• Увлекался спортом (штанга, бокс, борьба)

• У молодого офицера была мечта: учиться заочно в институте на юриста. Летом 1999 года он сдал в ВУЗ экзамены

• 31 июля родные проводили его служить в Сибирский военный округ, откуда их полк в сентябре перебросили в Чечню

• В конце октября 1999 года в Красноуфимск пришло от Димы долгожданное письмо, в котором он сообщал: "...Мама, не беспокойся. Я в Моздоке, охраняем аэродром..."

• Дмитрий служил в гвардейском танковом полку, где имелись гаубично-самоходные установки, и он обеспечивал артиллеристов данными для ведения огня, т.е. был корректировщиком

• За образцовую службу Дмитрию Редько досрочно присвоили звание старшего лейтенанта

• 29 декабря 1999 года Дмитрий звонит из Чечни домой и поздравляет всех родственников с Новым годом, желает счастья, здоровья

• Последнее письмо от воина в Красноуфимск пришло 11 января 2000 года. Он успокаивал родных: "У меня все нормально".

НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ...

О последних днях нашего земляка, отважного офицера Дмитрия Редько свидетельствуют очевидцы, документы, газетные вырезки. Вот они.

"Поняв, что дела у входа в ущелье совсем плохи и вслед за дорогой на Грозный можно потерять и оставшиеся высоты, полевые командиры на совещании у Масхадова определили Дуба-юрт главным фронтом горной войны. Отовсюду к Волчьим воротам потянулись отряды боевиков, чтобы любой ценой сбить наших с высот и открыть дорогу на Грозный".

(Из газеты "Красная Звезда" от 14 марта 2000 года)

* * *

Говорит гвардии капитан А. Кириченко, вынесший погибшего товарища с поля боя:

- Мы стояли в районе селения Дуба-юрт, за которым был вход в Аргунское ущелье, - так называемые Волчьи ворота. Дмитрий Редько тогда в очередной раз вышел на корректировку огня вместе с солдатом-радистом.

- Скажите, а он мог этого не делать?

- Может, кто-то и "косил" от задания. Но только не Дмитрий! Он по уровню подготовки на голову был выше своих сокурсников, хорошо разбирался в технике. Дмитрий был отличным корректировщиком, и за ним охотились чеченские снайперы... Он знал об этом, но на войне не просидишь все время в окопе...

(Из разговора с военными, сопровождавшими "груз-200" в Красноуфимск)

* * *

"14 января комбат со своим замполитом повели 25 человек на венчающую лесную горку высоту 950,8... Отлично экипированные, одетые в маскхалаты, боевики с криками "Аллах акбар!" шли напролом. Бой, стоивший многим жизни, закончился затемно...

Но чертова высота и потом заберет еще троих сибирских танкистов. Через неделю там же погибнет от снайперской пули арткорректировщик Дмитрий Редько"

(Газета "Красная Звезда")

СМЕРТЬ ОН ПОБЕДИЛ!

Мы, живущие, не только скорбим по молодым ребятам, сложившим свои головы при исполнении служебного долга. Мы стараемся увековечить их память, потому что "это надо не мертвым, это надо живым!" Такие парни, как Дмитрий Редько, - пример достойного воспитания для подрастающего поколения. Такими можно гордиться!

Родителям Дмитрия вручена медаль Суворова, заслуженная сыном. Указом Президента от 13 апреля 2000 года старший лейтенант Редько удостоен также ордена Мужества, его тоже вручили посмертно.

По решению горсовета от 25 мая 2000 года в Красноуфимске появилась улица Дмитрия Редько в районе Золотого Ключа, где уже приступили к делу первые частные застройщики.

На здании школы № 3, где учился будущий гвардеец-офицер, установлена мемориальная доска, внутри оформили уголок памяти. 22 января в школе проходит День памяти Дмитрия Редько.

* * *

...В сороковину гибели Дмитрия я уже писала трудные и скорбные строки, назвав ту статью "Знайте, каким он парнем был!". Спустя два года после era гибели могу добавить: "Нет, не был, и смерть он победил!"

Раиса МЕЗЕНЦЕВА

P.S. Благодарю за помощь в подготовке статьи Н.В. Серебренникову и Т.Н. Третьякову.

  На снимках: Дмитрий на боевых учениях; строки из его письма; решение горсовета о присвоении улице имени Дмитрия Редько; новый памятник на могиле гвардейца-офицера.

// Знак вопроса. – 2002. - № 3. – С. 2

Радость Тамары Николаевны Артамоновой, когда её единственный сын Александр после окончания школы в 1984 году поступил в сельскохозяйственный институт, была недолгой: закончить ВУЗ ему так и не пришлось - в начале второго курса (30 октября 1985 года) Чкаловским райвоенкоматом г. Свердловска Александр Вячеславович Пасынков был призван в ряды Советской Армии.

Военную подготовку он проходил в Туркмении в г. Ашхабаде, где ему было присвоено звание младшего сержанта. А оттуда путь для прохождения дальнейшей службы был один - в Афганистан. Служил Саша в 682- м мотострелковом полку, в самом логове Ахмад Шаха - Панджшерском ущелье в кишлаке Руха.

682-й полк, где служил Александр, с первых же дней пребывания в Панджшерском ущелье преследовали неудачи. В ходе армейской операции весной 1984 года полк в одном из боев потерял более 50 солдат и офицеров. Немалые потери были и при проведении других армейских операций. При проведении операции по ликвидации группировки Ахмад Шаха в июне 1986 года была выдвинута группа мотострелков 682-го полка. В их число Александр тогда не попал. В ходе проведения операции в условиях высокогорья 16 человек замерзли - солдат не предупредили взять с собой теплое белье.

А 27 июля этого же года Александра перевели в гранатометный взвод, о чем он с радостью сообщил в своем письме Тамаре Николаевне: «Теперь буду ходить на операции с АГС-17. Недавно бабушка написала, что Руслан - моряк. Плохо, что ему придется служить целых три года, зато над ним не свистят пули, и он не будет знать, что такое минометный обстрел. За его жизнь можно не беспокоиться».

Подробнее: 18 декабря - 30 лет со дня гибели война-"афганца" Александра Пасынкова

Памяти воина-интернационалиста Миниянова Радика

Школу Радик заканчивал уже в Набережных Челнах, но память о нём хранится и здесь, на его «малой Родине» - на красноуфимской земле, где он родился и где учился. Родился Радик 12 июня 1986 года в живописной татарской деревеньке Татарская Еманзельга Красноуфимского района, а восьмилетку заканчивал в Верх-Бугалышской школе.

В 1981 году родители переехали в Татарстан в город Набережные Челны, где он закончил среднюю школу и до призыва в армию работал оператором на агрегатном заводе КамАза. В 1984 году Радика призвали в армию. После шести месяцев обучения на сапёра в составе 70-й отдельной мотострелковой бригады попал в самую в то время «горячую точку» - в Афганистан, в самое его пекло - Кандагар, где участвовал в боевых операциях и сопровождал автотранспортные колонны с грузами для мирных жителей и боеприпасами для советских войск.

Подробнее: Погиб под Кандагаром

Кто сможет ответить на вопрос, хоть однажды в жизни задаваемый самому себе: "Зачем ты на этой Земле? Что значит твоя жизнь? Как ты живешь?" Ответ у каждого свой и жизнь тоже своя. Кто-то, как погасший костер в ночи, тускло тлеет среди бесконечных серых будней, повинуясь плавному течению реки жизни. А у кого-то жизнь похожа на искорку в пламени, на яркий всплеск брызг моря, на звезду, что на миг блеснула в небе и упала, не долетев до Земли. Кто ты на этой Земле? Бог, царь, пастух? Знала ли ты, Юлька, что значит твоя жизнь тогда, в 96-м? Впрочем... Тогда тебе было всего 20.

Многие, проходя мимо дома по улице Новой в селе Криулино Красноуфимского района, обращали внимание на мемориальную доску на воротах одного из домов. Рядом с фотографией девушки надпись: Ноговицына Юлия Петровна, 20.02.1976 г. - 11.08.1996 г. и слова: "За то, что сердце подарила людям, тебя мы никогда не позабудем". До того, как попасть на ворота дома, доска с фотографией Юли, погибшей в Чечне, ненужной вещью пылилась в туалете школы г. Березовска. Той школы, где училась Юля, отличница, активистка, шустрая глазастая девчонка, не побоявшаяся в 96-м отправиться на войну вслед за своим любимым. Книга памяти, рассказывающая о Юле и подаренная ее отцом музею г. Березовска, пылится в музее "Поле чудес". Не нашлось, видимо, тогда у руководства Березовского музея более ценной вещи для подарка Якубовичу, чем эта Книга памяти. Что ж, Бог им судья. Память о Юльке хранится в сердцах ее родителей, ее родных, ее однополчан.

Что заставило тогда 19-летнюю девчонку написать заявление в военкомат с просьбой направить ее в Чечню? Безумная любовь к сильному Алешке, с которым познакомилась в Березовском, когда тот приехал из Чечни в отпуск к своим однополчанам? Или что-то другое?

Мелькают кадры документальной кинохроники. Август 1996 года. Еще дымятся улицы Грозного после боя, бойцы, молодые ребята чистят оружие, кто-то пьет чай из железной кружки... Несколько минут назад в этом бою не стало Юльки. Странно. Ты сидишь в теплом уютном доме и смотришь эти страшные кадры, где бойцы, сидя на бронетранспортерах, говорят о ее смерти. Ко всему привыкаешь, даже к смерти на той проклятой войне. Чеченский снайпер убил девушку не сразу: ранил в ногу, потом пуля вошла в сердце. Раненого она все же успела спасти, до укрытия ей оставалось всего полметра.

НАША СПРАВКА:

31 декабря 1996 г. был завершен вывод всех федеральных войск с территории Чечни. Всего с 6 по 22 августа в Грозном, по неполным данным, погибли 494, были ранены 1407, пропали без вести 182 военнослужащих и сотрудника милиции; были выведены из строя 87 единиц бронетехники. Погибших мирных жителей Грозного никто не считал — журналисты называли цифру 2000 человек. Свыше 220 000 беженцев покинули город. По данным на 20 августа, только в 276 полку УрВО погибло 39 военнослужащих, 90 получили ранения, и один пропал без вести.

Подробнее: "...Но душа ведь жива"

Они приехали в Красноуфимск ровно через два года со дня гибели в Грозном своего товарища Олега Васильевича Камешкова. Пятеро крепких офицеров-спецназовцев в пятнистой униформе встали на краю школьной «линейки», объявленной по случаю открытия мемориальной доски на здании школы-интерната № 6, где с 1984 по 1992 год учился Олег.

Он был добрым, заботливым пареньком. С уважением относился к девочкам, чем отличался от большинства сверстников-мальчишек. А бабушку свою, Устинью Романову, любил, обнимал её, когда приезжала проведать внука, - так рассказывала собравшимся на линейке первая учительница Олега Авиэтта Георгиевна Журавлева. - Уверена, он был бы замечательным мужем и отцом...

Не успел Олег сыграть свадьбу со свой девушкой Валей. Во время пятой командировки в Чечню его сразил осколок фугаса, заложенного боевиками у обочины дороги. Фугас был подорван, когда опергруппа собровцев из Екатеринбурга преследовала машину с боевиками.

- Олег сидел в «уазике» с правой стороны, - рассказал мне майор - собровец Дмитрий Леонидович Лаптев, который открывал мемориальную доску. - Я, правда, не был в тот момент с ними, но парни рассказывали, что Олег всегда садился в машину последним, чтобы первым вступить в бой, если понадобится. А при том взрыве он, получается, прикрыл собой остальных, приняв на себя град осколков. Один из них оказался смертоносным: попал в шею, между каской и бронежилетом. На месте гибели нашего товарища мы поставили крест. Вот это место на фотографии, которую мы передали школе вместе с другими снимками Олега.

...Майор помолчал. А потом сообщил такое... Оказывается, Олег в Чечне служил и воевал так, что командиры после его гибели решили представить уральца к званию Героя России. Но вот закавыка. Хотя и служил он уполномоченным СОБРа (офицерского подразделения), но был в звании старшего сержанта.

А существует такой порядок: к званию Героя представляют обычно офицеров, лишь в исключительных случаях эту награду могут вручить младшим по званию. Поэтому Олега наградили посмертно Орденом Мужества. А вскоре в подразделение поступил приказ о присвоении ему первого офицерского звания - младшего лейтенанта. Долго «гуляли» где-то бумаги. Видимо, штабных настораживало, что парень попал в СОБР, не имея военного образования. Потом, конечно, разбирались: профессиональная подготовка Олега, отслужившего в армии и ОМОНе, была столь высока, что его взяли в офицерское подразделение без военного диплома, в порядке исключения. И он быстро доказал, что вполне достоин крапового берега, знака отличия офицера-спецназовца. Когда его хоронили, друзья положили на гроб этот головной убор.

Подробнее: Мог стать героем России наш земляк Олег Камешков

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ