войны-интернационалисты

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

В 1951 году вступила в строй начальная школа № 55 (позднее - № 85) на Юртовской горе. Она была необходима, т.к. детям этого микрорайона было трудно добираться до школ на станции — из-за отсутствия перекидного моста приходилось переходить через железнодорожные пути, что не раз приводило к трагическим последствиям. Благодаря ходатайству депутата Областного совета машиниста Н.Г. Печёнкина, был решён вопрос по строительству школы в этом микрорайоне, оно было закончено буквально за несколько месяцев. И вот самое красивое одноэтажное белое здание с колоннами закрасовапось на горе Юртовской. Конечно, по нынешним меркам, помещение школы было очень маленьким: 5 классных комнат, небольшая рекреация, служившая спортзалом, малюсенькие раздевалки и уголок для буфета. В сентябре 1951 г. 320 детей заняли свои места за партами. Принимала их заведующая Осокина Анастасия Зиновьевна.

Но микрорайон разрастался, количество детей увеличилось до 450, и стало совсем тесно. В штате школы было 5 уборщиц, которые топили печи, мыли полы, дежурили на звонках. Не было ни завхоза, ни секретаря, ни завуча. Все обязанности выполнял руководитель, сначала это была заведующая, потом - директор.

Я приняла школу в 1968 году. Помню, как трудно было заготавливать дрова, пилить их, складывать в сараи. Часто приходилось прибегать к помощи родителей, в которой они никогда не отказывали, большое им спасибо за это. Председатель родительского комитета Лещёв Юрий Игнатьевич (машинистлокомотивного депо), зная, что в школе одни женщины, каждую неделю приходил и проверял электрику.

Тогда в каждом классе было по 40 и более учеников, классных комнат не хватало, приходилось малышам заниматься и в третью смену. Коллектив учителей увеличился до 15 человек (на снимке), и обо всех у меня осталось хорошее мнение. Сейчас многих из них уже нет в живых, но, думаю, в памяти коллег они останутся навсегда. Это Р.И. Южанина - Заслуженный учитель школы РСФСР; Н.Г. Кобякова - всю жизнь проработала в этой школе, была бессменным наставником молодых; Н.В. Афанасьева - каждому ученику была как мать — заботливая, внимательная, много работала с родителями, Г.К. Перескокова и М.П. Карпенко — умело применяли на уроках все творческие новинки; Н.М. Николаева - энтузиаст, неутомимый творческий педагог, большой друг детей, очень приятный человек в общении.

Подробнее: История длиною в жизнь

Радость Тамары Николаевны Артамоновой, когда её единственный сын Александр после окончания школы в 1984 году поступил в сельскохозяйственный институт, была недолгой: закончить ВУЗ ему так и не пришлось - в начале второго курса (30 октября 1985 года) Чкаловским райвоенкоматом г. Свердловска Александр Вячеславович Пасынков был призван в ряды Советской Армии.

Военную подготовку он проходил в Туркмении в г. Ашхабаде, где ему было присвоено звание младшего сержанта. А оттуда путь для прохождения дальнейшей службы был один - в Афганистан. Служил Саша в 682- м мотострелковом полку, в самом логове Ахмад Шаха - Панджшерском ущелье в кишлаке Руха.

682-й полк, где служил Александр, с первых же дней пребывания в Панджшерском ущелье преследовали неудачи. В ходе армейской операции весной 1984 года полк в одном из боев потерял более 50 солдат и офицеров. Немалые потери были и при проведении других армейских операций. При проведении операции по ликвидации группировки Ахмад Шаха в июне 1986 года была выдвинута группа мотострелков 682-го полка. В их число Александр тогда не попал. В ходе проведения операции в условиях высокогорья 16 человек замерзли - солдат не предупредили взять с собой теплое белье.

А 27 июля этого же года Александра перевели в гранатометный взвод, о чем он с радостью сообщил в своем письме Тамаре Николаевне: «Теперь буду ходить на операции с АГС-17. Недавно бабушка написала, что Руслан - моряк. Плохо, что ему придется служить целых три года, зато над ним не свистят пули, и он не будет знать, что такое минометный обстрел. За его жизнь можно не беспокоиться».

Подробнее: 18 декабря - 30 лет со дня гибели война-"афганца" Александра Пасынкова

Памяти воина-интернационалиста Миниянова Радика

Школу Радик заканчивал уже в Набережных Челнах, но память о нём хранится и здесь, на его «малой Родине» - на красноуфимской земле, где он родился и где учился. Родился Радик 12 июня 1986 года в живописной татарской деревеньке Татарская Еманзельга Красноуфимского района, а восьмилетку заканчивал в Верх-Бугалышской школе.

В 1981 году родители переехали в Татарстан в город Набережные Челны, где он закончил среднюю школу и до призыва в армию работал оператором на агрегатном заводе КамАза. В 1984 году Радика призвали в армию. После шести месяцев обучения на сапёра в составе 70-й отдельной мотострелковой бригады попал в самую в то время «горячую точку» - в Афганистан, в самое его пекло - Кандагар, где участвовал в боевых операциях и сопровождал автотранспортные колонны с грузами для мирных жителей и боеприпасами для советских войск.

Подробнее: Погиб под Кандагаром

Кто сможет ответить на вопрос, хоть однажды в жизни задаваемый самому себе: "Зачем ты на этой Земле? Что значит твоя жизнь? Как ты живешь?" Ответ у каждого свой и жизнь тоже своя. Кто-то, как погасший костер в ночи, тускло тлеет среди бесконечных серых будней, повинуясь плавному течению реки жизни. А у кого-то жизнь похожа на искорку в пламени, на яркий всплеск брызг моря, на звезду, что на миг блеснула в небе и упала, не долетев до Земли. Кто ты на этой Земле? Бог, царь, пастух? Знала ли ты, Юлька, что значит твоя жизнь тогда, в 96-м? Впрочем... Тогда тебе было всего 20.

Многие, проходя мимо дома по улице Новой в селе Криулино Красноуфимского района, обращали внимание на мемориальную доску на воротах одного из домов. Рядом с фотографией девушки надпись: Ноговицына Юлия Петровна, 20.02.1976 г. - 11.08.1996 г. и слова: "За то, что сердце подарила людям, тебя мы никогда не позабудем". До того, как попасть на ворота дома, доска с фотографией Юли, погибшей в Чечне, ненужной вещью пылилась в туалете школы г. Березовска. Той школы, где училась Юля, отличница, активистка, шустрая глазастая девчонка, не побоявшаяся в 96-м отправиться на войну вслед за своим любимым. Книга памяти, рассказывающая о Юле и подаренная ее отцом музею г. Березовска, пылится в музее "Поле чудес". Не нашлось, видимо, тогда у руководства Березовского музея более ценной вещи для подарка Якубовичу, чем эта Книга памяти. Что ж, Бог им судья. Память о Юльке хранится в сердцах ее родителей, ее родных, ее однополчан.

Что заставило тогда 19-летнюю девчонку написать заявление в военкомат с просьбой направить ее в Чечню? Безумная любовь к сильному Алешке, с которым познакомилась в Березовском, когда тот приехал из Чечни в отпуск к своим однополчанам? Или что-то другое?

Мелькают кадры документальной кинохроники. Август 1996 года. Еще дымятся улицы Грозного после боя, бойцы, молодые ребята чистят оружие, кто-то пьет чай из железной кружки... Несколько минут назад в этом бою не стало Юльки. Странно. Ты сидишь в теплом уютном доме и смотришь эти страшные кадры, где бойцы, сидя на бронетранспортерах, говорят о ее смерти. Ко всему привыкаешь, даже к смерти на той проклятой войне. Чеченский снайпер убил девушку не сразу: ранил в ногу, потом пуля вошла в сердце. Раненого она все же успела спасти, до укрытия ей оставалось всего полметра.

НАША СПРАВКА:

31 декабря 1996 г. был завершен вывод всех федеральных войск с территории Чечни. Всего с 6 по 22 августа в Грозном, по неполным данным, погибли 494, были ранены 1407, пропали без вести 182 военнослужащих и сотрудника милиции; были выведены из строя 87 единиц бронетехники. Погибших мирных жителей Грозного никто не считал — журналисты называли цифру 2000 человек. Свыше 220 000 беженцев покинули город. По данным на 20 августа, только в 276 полку УрВО погибло 39 военнослужащих, 90 получили ранения, и один пропал без вести.

Подробнее: "...Но душа ведь жива"

Они приехали в Красноуфимск ровно через два года со дня гибели в Грозном своего товарища Олега Васильевича Камешкова. Пятеро крепких офицеров-спецназовцев в пятнистой униформе встали на краю школьной «линейки», объявленной по случаю открытия мемориальной доски на здании школы-интерната № 6, где с 1984 по 1992 год учился Олег.

Он был добрым, заботливым пареньком. С уважением относился к девочкам, чем отличался от большинства сверстников-мальчишек. А бабушку свою, Устинью Романову, любил, обнимал её, когда приезжала проведать внука, - так рассказывала собравшимся на линейке первая учительница Олега Авиэтта Георгиевна Журавлева. - Уверена, он был бы замечательным мужем и отцом...

Не успел Олег сыграть свадьбу со свой девушкой Валей. Во время пятой командировки в Чечню его сразил осколок фугаса, заложенного боевиками у обочины дороги. Фугас был подорван, когда опергруппа собровцев из Екатеринбурга преследовала машину с боевиками.

- Олег сидел в «уазике» с правой стороны, - рассказал мне майор - собровец Дмитрий Леонидович Лаптев, который открывал мемориальную доску. - Я, правда, не был в тот момент с ними, но парни рассказывали, что Олег всегда садился в машину последним, чтобы первым вступить в бой, если понадобится. А при том взрыве он, получается, прикрыл собой остальных, приняв на себя град осколков. Один из них оказался смертоносным: попал в шею, между каской и бронежилетом. На месте гибели нашего товарища мы поставили крест. Вот это место на фотографии, которую мы передали школе вместе с другими снимками Олега.

...Майор помолчал. А потом сообщил такое... Оказывается, Олег в Чечне служил и воевал так, что командиры после его гибели решили представить уральца к званию Героя России. Но вот закавыка. Хотя и служил он уполномоченным СОБРа (офицерского подразделения), но был в звании старшего сержанта.

А существует такой порядок: к званию Героя представляют обычно офицеров, лишь в исключительных случаях эту награду могут вручить младшим по званию. Поэтому Олега наградили посмертно Орденом Мужества. А вскоре в подразделение поступил приказ о присвоении ему первого офицерского звания - младшего лейтенанта. Долго «гуляли» где-то бумаги. Видимо, штабных настораживало, что парень попал в СОБР, не имея военного образования. Потом, конечно, разбирались: профессиональная подготовка Олега, отслужившего в армии и ОМОНе, была столь высока, что его взяли в офицерское подразделение без военного диплома, в порядке исключения. И он быстро доказал, что вполне достоин крапового берега, знака отличия офицера-спецназовца. Когда его хоронили, друзья положили на гроб этот головной убор.

Подробнее: Мог стать героем России наш земляк Олег Камешков

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом