Материалы краеведа В. Д. Ганькина

 
 

Библиотечные страницы

Сапа - женское имя, перенято у тюр­ков, буквально, благородная, достой­ная. Есть фамилии Сапин, Сафин.

Саркий - мужское имя, произошло от тюркского слова «сары» - желтый.

Сарман - мужское имя, перенято у тюр­ков. Имеет несколько значений: желтый, взошла луна, облако желтого цвета.

Сейлан - женское имя, с тюркского - дра­гоценный камень. Есть вариант Сайлан.

Селей - мужское имя. Перенято у род­ственных угро-финнов, коми. «Шелей, «Шель» - молодой. У марийцев «шольо» - младший брат. У горных мари «шольы». Есть фамилия Селеев, искажены писарями-«грамотеями» во время бес­численных подворных переписей.

Суербай - мужское имя. Перенято у тюрков. «Суер» - птица. Есть вариант Сербаев.

Суянгул - мужское имя. «Суян» с ма­рийского - свадьба. Видимо, ребенок родился во время свадьбы, скорее все­го, одного из близких родственников. Есть фамилия Суянгулов.

Такий - женское имя, буквально, бодрая.

Танай - мужское имя. «Тан» с марий­ского - друг, приятель. «Таны» с тюрк­ского - друг, знакомый. «Танай» с мон­гольского – 1.ваш; 2.ваш дом, семья.

Подробнее: Марийские имена и фамилии

Как-то незаметно проходит этот год, и мало кто вспоминает события 95-летней давности. А между тем «боевой 1918-й» оставил кровавую страницу в истории Красноуфимского уезда, который в этот год был охвачен огнем братоубийственной гражданской войны. Дело в том, что новая, Советская, власть была поддержана в основном в редких горнозаводских поселениях, а основная крестьянская масса, состоящая в подавляющем большинстве из середнячества, доведенная декретами новой власти до мятежа, была настроена антисоветски. Крестьяне до поры терпели непомерные налоги, реквизицию лошадей, самоуправство комитетов бедноты, но всему есть предел: июньский декрет о мобилизации послужил толчком к активному сопротивлению - сразу в 23-х волостях уезда началось восстание местных жителей. С этого июня в уезде не осталось деревни, села, поселка, стоящих в стороне от этих событий (см. мои ст. «Россия, кровью умытая» за октябрь-апрель 2008-09 гг.). Совнарком 13.06.1918 года обнародовал декрет о восстановлении смертной казни, отмененной в ноябре 1917-го. А тем временем в уезде наблюдается картина ужасающей человеческой жесткости: в июне гибнут красногвардейцы отряда Дагоуш в Бисертском заводе и Кленовском, убит военком (2-й) уезда В.Ф. Крутиков, первые жертвы в Артях, Новом Златоусте, Амерово, Ильчигулово, Сажино, в июле - в Ачите, Афанасьевском, Кленовском. В сентябре 1918-го выходит декрет о «красном терроре». Жертвами его становятся 14 известных людей уездного города - члены уездной управы, бывшие офицеры, священнослужители, инженеры 6-го участка строящейся железной дороги. Известно, что Красноуфимск в годы гражданской войны имел стратегическое значение и неоднократно переходил из рук в руки. 15 сентября был издан секретный приказ об эвакуации, и в ночь на 16-е красные части покинули город, отступая на Ачит. 17-го в город входят части Иркутской дивизии. Первыми жертвами белых становятся начальник милиции А.Т. Городилов и продкомиссар М.Я. Овчинников. Не все знают, что наряду с внесудебными расправами обе стороны использовали систему заложничества: у красных в таком виде были семьи офицеров бывшей царской армии, служившие у красных: семьи рабочих, которых мобилизовали с далеких заводов и фабрик. Так, в составе 4-й Уральской дивизии была Петроградская рота «самокатчиков», для острастки 29.08.1918-го 18 солдат были расстреляны за самовольное отступление. Надо честно сказать, что расстреливали, вешали, судили зачастую свои же, местные. Хороши были и те, и другие: красноуфимские полки летом 1918-го выполняли по всему уезду карательные функции, на стороне белых отличались беспощадностью отряды Кобякова, Ярушина, Никифорова, а в окрестностях Красноуфимска - Шатохина. Первыми жертвами этих палачей (готовых «стрельнуть») стали семьи отступивших красногвардейцев. Так случилось и в Нижней Саране. 16 сентября в поселок вступили белые, и почти сразу же следственная комиссия, состоящая из местных же, составила список из 35 человек, которые были арестованы (двух женщин - сестер Горбуновых - отпустили). Сохранились воспоминания очевидцев тех лет.

1. Рассказ В.Т. Дульцева.

«Мы раньше жили на этом же месте, а папа работал на водокачке машинистом. Это было от нас очень далеко, но мне часто приходилось носить папе обед. И вот однажды я нес обед, шел по опушке березовой рощи, атам пасли скот, и вот ребята-пастухи решили посмеяться надо мной (мне было лет 7-8). У них были длинные веревочные кнуты, и они стали ими щелкать, как будто меня хотели подхлестнуть. Я испугался и бросился бежать. Вдруг я выбежал на падиные ямы и увидел много изрубленных тел. От ужаса со слезами я прибежал к отцу. Я не мог долго успокоиться, и меня долго не посылали к папе носить обеды. А мой папа до того был расстроен этой казнью, а он ходил ежедневно туда, пока не развезли тела, что потом очень долго болел, и уже в последующие годы все равно он был нервно потрясен. Он любого человека дома встречал и провожал со слезами. Я хоть был маленький, а это место запомнил хорошо, оно было недалеко, метров 50 до спуска по тропке в болото. Я очень хочу, чтобы вы довели начатое дело до конца и увековечили место казни невинных людей».

Подробнее: Кровавая расправа в Саране

80 лет назад первый сквозной поезд Москва-Екатеринбург прошел через ст. Красноуфимск

(Из рассказа жительницы ст. Ключевая Таисьи Никифоровны Феденевой в 1989 году)

В волостном храме Николая Чудотворца по воскресеньям проводились утренние службы. И народ православный из села Кленовского, а также из близлежащих деревень считал долгом помолиться перед образами покровителя крестьян.

Было мне в ту пору 15 лет. Наша деревушка Киселевка находилась в пяти верстах от волости. Шел неспокойный 1919-й год. Стоял март месяц. Как раз была пятница. В народе этот день называют Евдокией, и поговорки есть занятные: «С Евдокии - первые оттепели», «Какова Евдокия, таково и лето»...

На семейном совете было решено: на этот раз мне поставить свечки перед святыми образами. Поэтому наказали выйти в путь за день до службы, проведать деда с бабкой, а в воскресенье быть засветло на службе воскресной.

В народе говаривали, что на месте каменного храма была церквушка деревянная, а после дедами и прадедами нашими был сооружен на пожертвования мирские красивый собор, один из лучших и почитаемых на весь обширный Красноуфимский уезд.

Подробнее: Первый поезд

Село Нижнеиргинское относится к старейшим поселениям Красноуфимского района: 20 ноября 2000 года исполнилось 270 лет со дня запуска завода, который имел название – Иргинский, Осокино, Шуртан. Место же под завод было выбрано на реке Иргине, притоке Сылвы, рядом с рудной горой Красный Яр. Завод возник в результате тяжбы между двумя компаниями: с одной стороны – компанейщики Клим Лекин, Авдей Рязанцев, Иван Кадмин (купцы из Москвы и Калуги), с другой стороны – посадские люди из города Балахны Нижегородской губернии, двоюродные братья Петр и Гавриил Осокины. Преимущество было отдано Осокиным. Иргинский завод специализировался, помимо выплавки чугуна, на производстве меди. Первая медь была выдана в декабре 1728 года.

Интересно, а откуда были первые «работные» люди Иргинского завода? Это обстоятельство раскрылось благодаря жалобе кунгурского воеводы, который указал на беспокойный характер заводчан: «В Суксунский и Иргинский заводы приходят пришлые люди …, а какие они уроженцы, того не ведают, а приказчики о том виду не дают. А пришлые, приходя от оных заводов, чинят Кунгурского уезда крестьянам бои … А поймать их не могу, что ходят многолюдством, и, учиняя бои, уходят на заводы».

Кроме того, с Суксунского завода (Акинфия Никитича Демидова) были первые мастеровые завода: некто подрядчик Логинов обучал медному делу Семена Зылева и Ивана Смирнова, а те обучали девять подмастерьев-подростков. Эти одиннадцать человек и составили штат котельной Иргинского завода.

По происхождению оказалось, что кроме Зылева, остальные десять человек были из Нижегородской губернии, в частности, указывается следующий адрес: мастер Смирнов – раскольник из деревни Малиновка, вотчины местного архиерея, семеро подмастерьев – выходцы из раскольничьих сел Колосово и Козино, принадлежащих Троице-Сергиеву монастырю, то есть все перечисленные люди относились к монастырским крестьянам.(в атласе автодорог близ Нижнего Новгорода есть населенные пункты Большие и Малые Козине).

Известно, что Урал стал одним из центров старообрядчества. Родители указанных «работных» людей бежали на Каменный Пояс в 1728-1730 гг. вместе с тысячами своих единоверцев. А первым из них оказался на Иргинском заводе беглый крестьянин того же села Колосово Родион Федорович Набатов. Он не только по «раскольничьей почте» проторил дорогу своим землякам на уральский завод, но и, работая приказчиком завода (высокая по тем временам должность), скрывал, сколько мог, происхождение пришлого населения. Все открылось в середине 70-х годов, когда проводились заводские переписи: к изумлению горнозаводского начальства почти все население Иргинского завода состояло из беглых раскольников, по большей части из Нижегородской губернии, а, точнее, из Керженской волости. Название этой волости стало нарицательным для старообрядцев Урала: их в восемнадцатом веке называли «керженцами», а в девятнадцатом – «кержаками».

Валерий Ганькин

// Городок. - 2004.- N 18. - С. 14.

«Знаешь ли ты, что в Оренбурге зарезали Хлопушу.
Знаешь ли ты, что Зарубин в Табинском остроге,
Наше войско разбито вконец Михельсоном...»

 С. А. Есенин. Поэма «Пугачев»

В прошлом году исполнилось 230 лет тому, как Красноуфимская крепость оказалась вовлеченной в события последней крестьянской войны Е.И. Пугачева, который был казнен в Москве 10 (21) января 1775 года. Смута, вспыхнувшая на далеких окраинах империи, среди неспокойных яицких казаков, да под знаком самозванства, была очень некстати: русская армия стояла на южных позициях в очередной войне с турками, в личном плане для императрицы Екатерины IIвоскрешение имени ее супруга было оскорбительно, да особо и не ожидали большого размаха событий. Когда после взятия и разорения целого ряда приграничных крепостей, осады губернского города Оренбурга,безжалостных зверств в отношении пленных офицеров и их семей, стихийного охвата мятежом все новых территорий с ненадежным населением, в Москве спохватились, то потребовалось использование больших сил, в том числе кадрового состава регулярной армии. Был назначен командующий, им стал генерал-аншеф Александр Ильич Бибиков (1729-1774 г.г), после его смерти эту должность занял граф и генерал-аншеф Петр Иванович Панин (1721-1789 гг.).

На начальном этапе были приняты меры оборонительного характера. Вот как это описывал А.С. Пушкин: «Наконец войска, отовсюду посланные противу Пугачева, стали приближаться к месту своего назначения. Бибиков устремил их к Оренбургу. Генерал-майор князь Голицын со своим корпусом должен был заградить Московскую дорогу, действуя от Казани до Оренбурга. Генерал-майору Мансурову вверено было правое крыло - для прикрытия Самарской линии, куда со своими отрядами следовали майор Муфель и подполковник Гринев. Генерал-майор Ларионов послан был к Уфе и Екатеринбургу. Декалонг охранял Сибирь, и должен был отрядить майора Гагрина с одной полевой командою для защиты Кунгура. В Малыковку послан был гвардии поручик Державин, для прикрытия Волги со стороны Пензы и Саратова», - выходит, обширная территория мятежа была «обложена» с пяти сторон. Командующие этими направлениями действовали против повстанцев зачастую по своему усмотрению. Особенно пассивен был генерал Ларионов, поэтому он был по сути смещен и заменен Иван Ивановичем Михельсоном, которого А.С. Пушкин назвал «грозным гонителем Пугачева»: так удачно действовал его отряд.

В прежние годы не было принято особо освещать жизнь и деятельность екатерининских военачальников, действовавших против Е.И. Пугачева. Поэтому попробую восполнить этот пробел.

... Михельсоны - из шведских военных. Его дед, Иоган Михельсон, был капитаном в армии Карла XIIи пал на поле брани при Полтавской баталии в 1709 году. Отец, Иван Иоганович, был уже полковником русской службы. Сын его, Иван Иванович, родился в Лифляндской губернии в 1740 году (точная дата не известна), у А.С. Пушкина годом рождения указан даже 1735-й.

Получил домашнее образование. В 1754 году зачислен рядовым в лейб-гвардию (Измайловский полк). В феврале 1755 года из сержантов лейб-гвардии произведен в офицеры и переведен поручиком в 3-й мушкетный полк. Участник Семилетней войны 1756-62 гг., дважды был тяжело ранен и окончил войну в чине капитана. В 1770 году за отличия в боях против турок на Днепре его отметили чинами секунд-и премьер-майора; отличался в сражениях при Лари и Кагуле, при Измаиле. В 1771-72 годах участвовал в боевых действиях в Польше. В марте 1772 года произведен в подполковники, а в сентябре того же года определен на службу в Санкт-Петербургский карабинерский полк. Приобрел широкую известность при подавлении восстания Пугачева.

Подробнее: Грозный гонитель Пугачева

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ