Материалы краеведа В. Д. Ганькина

 
 

Библиотечные страницы

Автор не претендует на глобальное освещение этого вопроса, а приведет те факты, которыми располагает.

Еще при первом Романове, Михаиле Федоровиче, в Предуралье, в Сылвинской стороне, появились угро-финны Поволжья - марийцы, которые на начальном этапе русской колонизации обратились с жалобами на начавшиеся притеснения: «Предки, отцы наши... в прошлых 1623 и 1624 по указу государя... пожалованы были и нам доставшееся вотчинною землею, лесами ниже Перми Великой по реке Сылве по обе стороны Сылвы реки 40 верст со всеми угодьями...» В ответ на антирусские восстания в отношении марийцев был принят ряд мер, которые были закреплены неоднократными указами от 1633, 1645, 1697 гг.: был запрещен кузнечный промысел: «не делали бы топоров, и косы, ножи, серпы... покупали бы на торгу», запрещалось в большом количестве являться в русские поселения, ночевать в них, завязывать отношения с русскими.

Земли, которые осваивали марийцы в XVI-XVI1 вв., были свободными. В очерке от 1887-го года читаем: «Они, как истинные земледельцы, выбирали прекрасные и удобные для поселения и хлебопашества места - равнины и низменности около реки Уфы и притоков. Замечательно то, что они сумели определить при начале поселения плодородный грунт земли. Как видно, они были старинными оседлыми жителями и трудолюбивыми земледельцами».

При царе Федоре Иоанновиче каким-то образом стало известно об инородном населении нашего края, и было около 1689 года найдено компромиссное решение - не трогать нерусское население, которому было предписано жить по прежнему месту жительства, это касалось башкир и татар, марийцев и удмуртов, редких поселений мордвы и чувашей. Одним из башкирских племен было племя «сызгы»: вотчинники этого племени имели обширные земли, которые находились в вотчинном пользовании по указу Алексея Михайловича от 1652-го года, который неоднократно подтверждался повторными указами в 1654, 1674, 1696, 1698 и 1745-м годах. Вот фрагменты текста: «В жалованной 7203 года (1695 г.)... сентября грамоты от великих государей Иоанна и Петра Алексеевичей... -жалованные вотчины за нами в Уфимском уезде леса, рыбные ловли, бобровые гоны и звериные ловли... исстари пращуры и прадеды и отцы их владели по своим урочищам и тамгам... по чему платят в нашу великих государей казну кунишной и лисий ясак и медвяной оброк, а в недавних угодьях поселись пришлые русские люди и татара, и чуваша... пашни распахали и сено косят, лес много рубят».

При 5-й ревизии в 1795 г. было записано: «Настоящие владельцы Сызгинской волости башкирцы, а не татары, черемисы и вотяки, так как пожалована она им по грамоте великих государей в 1697 году» (ГАПО, ф.297, оп.2.9.592, л. 1-1 об.) (Как видим, кроме даты 1652-го есть и иные указанная). В межевом манифесте от 1765 года насчет небашкирского, пришлого, населения, живущего на условиях арендования земли и выполнения ясашных, подвозных и других обязанностей, это обстоятельство было повторно подтверждено: «Означенным татар, черемиса и вотяки должны остаться покойно в тех пределах, в коих застал Высочайший 1765 года манифеста межевой».

Подробнее: Предуралье в жизни деятельности царей и императоров

Жестокий закон для народа создали —
Настроили тюрем, кругом лагеря
И тысячи тысяч этапами гнали
Туда, где в безмолвии стынет земля.

Относительно недавно вышли в свет два первых тома сборника «Жертвы политических репрессий», которые проводились органами ГПУ-ОГПУ-НКВД-МГБ с 1926 года до начала 50-х гг. Всего за этот период по Свердловской области было репрессировано 59308 человек, среди них и фамилии жителей тех районов, жители которых читают газету «Городок». Авторы этого издания считают своей целью - «вернуть жертвам политических репрессий доброе имя, поименно назвать всех безвинно замученных и прошедших сквозь ад тюрем и лагерей, и сказать о каждом из них: «Этот человек не виновен».

Абрамов Павел Васильевич, 1898 г.р., из д. Подгорной Красноуфимского р-на, колхоз «Вперед», бригадир, арес­тован 6.08.1937 г., осужден 27.09, рас­стрелян 1.10.1937 г.

Абросимов Александр Иванович, 1899 г.р., из с. В. Тисы Ачитскогор-на, колхоз «Свобода», кузнец, арестован 7.08.1937 г., осужден 10.10, расстрелян 14.10.1937 г. (далее первая дата - арест, вторая - осуждение, третья - мера на­казания).

Абросимов Матвей Михайлович, 1891 г.р., из с. Ут Ачиткого р-на, рабо­тал в д. Подгорной Красноуфимского р-на в райлесхозе лесником, 6.08.1937 г., 3.10, 10 лет исправительно-трудово­го лагеря (ИТЛ).

Абросимов Павел Ефимович, 1904 г.р., из д. В. Тисы Ачитского р-на, колхоз «Свобода», бригадир, 7.08.1937 г., 10.10, 10 лет ИТЛ.

Абросимов Павел Михайлович, 1906 г.р., из д. В. Тисы, колхоз «Свобода», тракторист, 7.08.1937 г., 10.10, 10 лет ИТЛ.

Абросимова Александра Ивановна, 1871 г.р., из с. В. Тисы, рабочая колхоза «Свобода», 20.10.1937 г.,2.11, 10 лет ИТЛ.

Аверин Василий Михайлович, 1904 г.р., из п. В. Серги, работал в паровоз­ном депо ст. Красноуфимск машинис­том, 16.03.1938 г., 14.10, 26.10.38 г.

Авхадеев Вахидулла, 1897 г.р., из д. Бугалыш Красноуфимского р-на, без определенных занятий, 8.05.1935 г., 31.03.1936г., 5 лет ИТЛ.

Авцын Анатолий Алексеевич, 1899 г.р., из д. Ельтма Рязанской обл., ма­шинист ст. Красноуфимск, 30.12.1936 г., 11.04.1937 г., 8 лет ИТЛ.

Агапов Никифор Григорьевич, 1902 г.р., изд. Н. Сарана Красноуфимского р-на, плотник стройартели, 6.08.1937 г., 21.08, 31.08.

Агапов Николай Федорович, 1909 г.р., бухгалтер Нижнесергинского завода, 15.12.1935 г., 9.03.1936 г., 4 года ИТЛ.

Азанов Илларион Иванович, 1895 г.р., из д. Корзуновка Ачитского р-на, кол­хоз «Коминтерн», 27.04.1937 г., 15.10, 10 лет ИТЛ.

Подробнее: Жертвы произвола

Деревня получила название по небольшой речке, впа­дающей в Оку. «Новоселы пришли лет 130 назад», - за­писано в «Материалах для статистики Красноуфимского уезда», выпуск 3-й, стр. 70, пункт 257. Поселенцы прибыли из Кунгурского уезда, откуда растущим русским населением шло вытеснение «инородцев»: в частности, Демидовы в районе Молебского завода вели хищничес­кую политику на общинных землях местных марийцев, которые появились в присылвенских краях в 2-х годах 12 века.

Малокарзинские марийцы относятся к особой группе «кунгурских» марийцев из-за произношения: автор счи­тает, что их предки относились к активной группе со­противления колонизации их земель, когда они жили в Поволжье, поэтому вынуждены были отодвигаться на Восток из-за невыносимых притеснений, а жили они на стыке с горномарийцами и чувашами.

Те, кто воспринимает деревни по реке Малой Карзе и по Оке как единое целое, глубоко ошибаются: по Оке - деревня Иванайково, их предки пришли из баш­кирских земель, относились к Большеокинской воло­сти, записаны «тентарями, бывшими военными - припущенниками», т.е. это были совершенно разные де­ревни еще в 1897 году, хотя в бытовых разговорах и даже записях иногда их считали одной деревней.

По переписи 1864 года, в Малых Карзях было 68 дво­ров, мужчин - 168, женщин - 173.

Подробнее: Малые Карзи

Из рассказов сторожила

Когда строили «железку», бывало, и так. Живали в нашем волостном селе (Кленовском) несколько крепких хозяев. Одного из них звали Алексеем Степановичем по фамилии Серебренников. А то, что село по доходности было не из последних, доказывают и старинные магазины, и собор Николая, возле которых в стародавние времена крутилась бойкая жизнь. Получилось у этого Серебренникова дело по кожевенной линии. Занятие это было хлопотное. Бывало, выпадет снег, начнет народ заготовлять мясо, так потянутся обозы по тракту Сибирскому, многие заворачивают к усадьбе кожевенных дел мастера. Этой мороженой кожи положат штабелями, и, почитай, всю зиму работный народ выделывает их. А после готовую продукцию - чистую, мягкую, прочную везут к швейных дел мастерам в уездный ли Красноуфимск, заводскую Бисерть... На своих «Зингерах» нашьют полушубков, тулупов - никакой уральский мороз не страшен.

В десятом году спокойную и уверенную жизнь Алексея Степановича потревожили железнодорожники-изыскатели. Прошли они со своими шестами, нивелирами, набили колышков, наговорили, что начнут скоро строить железную дорогу, которая начнется с Казани и выйдет к Екатеринбургу. Народ дивился: мало кто видел те самые «железные путя», по которым бегают паровозы... То ли по умыслу, то ли было так надо, но получилось так, что линия железная должна была пройти точно по усадьбе Серебренникова. Дело приняло нешуточный оборот, когда зимой 14-го года застучали топоры и просека со стороны села Афанасьевскогоопять же вышла по тем злополучным колышкам к владениям упомянутого хозяина. А когда с мая того же года развернулось строительство «железки», когда нанятый народ стал строить насыпи, углублять выемки, строить мост через нашу речку, тут-то линия эта железная отошла от серебренниковских владений далеконько, и просека потому оказалась незанятой. (После она заметно выделялась, так поросла ольхой, осинником). Какой-то секрет имел этот Серебренников. Был, правда, слушок, что откупился, «положил на лапу». От тех железнодорожников ездил специальный агент: случаем узнал, что звали его Сергеем Николаевичем по фамилии Кемарский. Так он давал бумаги, расписывались при пяти свидетелях, что фон Мекк расплатится в срок и сполна за выкупаемую землю. Тому вот Серебренникову тоже предлагали откупную. А он, ловкий такой, отвел деньжатами неминуемое переселение на другое место, хотя правление будущей дороги возмещало убытки из копейки в копейку.

Какая сумма изменила первоначальное решение, осталось тайной. Железнодорожные инженеры с простым народом общались мало, к тому же большинство их было из немцев, а больше разговор имели с артельными старостами, да и то в приказном порядке - «сделайте то, это...»; да и самого Серебренникова со всем своим семейством вскорости след сгинул. Когда в июне 19-го Колчак пошел в отступ, когда по Сибирской дороге потянулись обозы с отступающим войском, когда спешно по «железке» прошли немногие составы с классными вагонами, с пулеметами и орудиями на платформах, без огласки ночью исчезло и семейство Серебренниковых. Почитай, оставили все; после, грешным делом, растащили односельчане их инвентарь пахотный, одежку, мебель...

После, в 20-м, Отев Николай, мобилизованный Колчаком, грешный перед новой властью, вернувшийся на свой страх и риск с далекой Маньчжурии, рассказывал, что видел самого Алексея Степановича в Харбине, что плакался он о горестях отступа, просил поклониться земле кленовской и поставить свечку на день своего ангела 17 (20-го по новому стилю) марта в волостном храме.

В. УРЖУМОВ.

УржумовВ. Откупился: Из рассказов старожила/ В. Ганькин //Вперед. - Красноуфимск, 1999. - 12 июля. - С. 3.

В фамилиях башкир и татар можно выбелить имена арабские, исконно тюркские, кальки (переводы) с apaбскuxи других имен, образованные из обычных тюркских слов и их заимствований, а именно: 1. oт названий местности, народов, например, Каримов,  2. от титула с составляющими «хан» и «бек», например. Султа­нов, Ахметханов; 3. от имени собственного, например, Мамаев, 4. от животных, например, Ахтаров; 5. от названий одежды, обуви, воинского снаряжения, например, Кабулков, 6. от назва­ний знаков Зодиака, например, с основой «нур», 7 от названия месяца, например, Сафаров; 8. от прозвища, например, Гарипов

Перейти на:

А Б В Г Д Е Ж З И К
Л М Н О П Р С Т У Ф
Х Ц Ч Ш Ю Я        

Абашев - «абаш» - так гово­рят о старшем брате, дяде.

Абдулов (Абдулхаков, Габдулхаков) - в основе фамилии имя второго сына пророка Моххамеда - Абдаллах, Абдул, с арабского «слуга, раб»; заимствовано с арабского после при­нятия башкирскими племенами и потомками волжских булгар (казанских татар, чувашей) ис­лама при хане Узбеке в 1313-26 гг., отсюда фамилии Авдулов, Абдулов, Абдулин и т.п.

Абсолямов - «абсесалам» буквально «примерный слу­шатель, не имеющий отца»: скорее всего, об учащемся медоесе.

Абубакиров - от имени одно­го из халифов пророка, бук­вально «чистопородный бык (правитель)».

Абызов - «абыз» буквально «родоначальник».

Адыев - возможно, от слова «адей», с древнетюркского «птичка, пташка».

Азинбаев - правильно Азимбаев - от «газим» - 1. «богатырь»; 2. «дальновидец, прозорливый»;  З. «содержатель дорог».

Азмеев - то же, что и «газим», с рабского «смелый, от­важный».

Айсин - заимствовано с ту­рецкого, персидского, так на­зываемая «безотцовская» фа­милия, в переводе «лунногрудая».

Алеулин - «халиулла» - «дра­гоценный камень».

Подробнее: Тюркские фамилии

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ